Наследие предков

Объявление

Форум посвящен изучению традиций, религий, верований, религиозно-мистических течений Античности, Древней Руси, Германо-скандинавской мифологии и эпосу, религиозно-мистическим течениям Германии первой половины 20 века, а так же проблемам современного развития новых религиозных течений.

При использовании любого материала с нашего форума, обязательно размещайте ссылку на наш ресурс. Это поможет развитию форума, привлечению новых людей, а так же популяризации авторских работ наших уважаемых авторов. Спасибо.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лев Гумилев.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Теория пассионарности Л. Гумилева.

Проблемы теории этноса являются целиком новыми в этнологии. До середины 20 в. Ни один из ученых не ставил вопросов о природе, сущность и бытие этноса. Если они и ставились, то лишь побочно, в контексте разработки теории нации. Ученые 19 в. Для обозначения этнических   сообществ пользовались терминами «племя», «раса», «нация», «популяция», а человеческие сообщества рассматривали как биологические или социальные организмы. Так, Г. Спенсер пользовался термином «человеческие популяции» и считал их биологическими организмами.
Л. Морган употребил термин «этнический период». А. Бастиан сближал понятия « народный» «этнический» и выделял отдельные «этнические  идеалы».
Феномен этноса вызывал и вызывает немало дискуссий в науке.
Попытки обозначить его сущность через ряд признаков и черт постоянно оканчивались неудачно, так как выявить обязательные для всех этносов этнодифференцирующие признаки тяжело. Поэтому и ныне существует несколько концепций, которые ставят целью раскрыть природу этноса и его сущность.
   Создателем энергетической теории этноса стал Л. Гумилев.
Лев Николаевич Гумилев был великим историком, этнографом и этнологом. Занимаясь исследованиями развития отдельно взятых этносов, он предложил свою теорию их развития и становления.
В основу  теории, Л. Гумилева лежит учение выдающегося, украинского ученого Л.М. Вернадского о “живом веществе" нашей планеты, которое складывается в совокупности всех живых существ.
Человек - составная часть живого вещества  земли, а потому втянутая во все биогеохимические процессы биосферы, входит к ней в виде этносов.
Развивая эти положения, известный русский ученый Л.Гумилев отмечал, что человек отличается от тех живых существ, которые не осознают свою деятельность. Человек же может сознательно и целеустремленно изменять условия своего существования. Но при этом он, как и все живые существа, неразрывно связан с окружающей средой. [3. стр.76]
Для Л. Гумилева по-прежнему оставалось неясным,  каким образом маленькое племя иногда оказывалось гегемоном полумира, затем увеличивалось в числе, а потом исчезало.
При этом оставалось непонятным, во-первых, откуда взялись так называемые «отсталые» народы и почему бы им тоже не развиваться? Во-вторых, почему наряду с успехами техники и науки фиксируется огромное количество утрат культурных ценностей? И наконец, в-третьих, по какой причине этносы — создатели древних культур бесследно исчезли с этнографической карты мира, а те, которые ныне конструируют сложные машины и создают на них искусственный спрос, возникли совсем недавно?
Видимо, социальная история отражает прошлое челове¬чества односторонне, и рядом с прямой дорогой эволюции существует множество зигзагов, дискретных процессов, создавших ту мозаику, которую мы видим на исторических картах мира.
Задаваясь этими вопросами Гумилев пришел к выводу что этнос - это динамическая система, с одной стороны - верхнее звено биоценоза своего ландшафта, с другой - часть социума, общественного организма, который составляют реальные живые люди, члены тех или других сообществ. Понятие этноса не совпадает ни с биологическим понятие расы, ни с социальным понятием национальности. Этносы возникают, развиваются и исчезают, проходя в своем развитии закономерные фазы этногенеза. Этнос - не состояние, а момент процесса, т.е. этнос имеет возраст. В основе же рождения этносов Л. Гумилев выделяет некую энергию, которую он именует пассионарностью. 

Становление теории пассионарности. 

Как пишет сам Л.Н. Гумилев: «я увидел, как луч света падает из окна на цементный пол. И тогда я сообразил, что пассионарность - это энергия, такая же, как та, которую впитывают растения. Здесь сработала далекая ассоциация. Так я сделал следующий шаг в развитии своей теории».[2. стр. 10.]
Таким образом,  Лев Николаевич заметил, что формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидов «необоримого» внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения. Причем достижение намеченной цели эти индивиды ставят превыше своей жизни, то есть подавляют в себе инстинкт самосохранения. Такое редко встречающееся явление есть отклонение от видовой нормы поведения.
Это явление до Л. Н. Гумилева нигде никем не описывалось и не анализировалось. Особи, обладающие таким признаком, при благоприятных для себя условиях совершают (и не могут не совершать) поступки, которые, суммируясь, ломают инерцию традиции и инициируют новые этносы. Особенность, порождаемую этим генетическим признаком, видели давно. Но именно Л. Н. Гумилев предложил термин «социальная пассионарность» для ее описания (от passio – страсть).
Пассионарность — это стремление действовать без всякой видимой цели или с целью иллюзорной. Иногда эта иллюзорная цель оказывается полезной, но чаще бесполезной, но пассионарий не может не действовать. Это касается не только одного человека, но группы людей.
Пассионарность присутствует во всех исторических процессах. 
По Л. Н. Гумилеву, пассионарность – это способность и стремление к изменению окружения, или, переводя на язык физики, - к нарушению инерции агрегатного состояния среды. Импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака – пассионарии не могут заставить себя рассчитать последствия своих поступков. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность – атрибут не сознания, а подсознания, важный признак, выражающийся в специфике конституции нервной деятельности. Степени пассионарности различны, но для того, чтобы она имела видимые и фиксируемые историей проявления, необходимо, чтобы пассионариев было много, то есть это признак не только индивидуальный, но и популяционный.
Деяния, продиктованные пассионарностью, легко отличимы от обыденных поступков, совершаемых вследствие наличия общечеловеческого инстинкта самосохранения, личного и видового. Для пассионариев характерно посвящение себя той или иной цели, преследуемой иной раз на протяжении всей жизни. Из вышесказанного, Гумилев выводит формулу измерения пассионарности: « работа, выполняемая этническим коллективом, прямо пропорциональна уровню пассионарного напряжения». [1. стр. 279]
Следовательно, подсчитывая число событий в истории этноса, пусть даже с большим допуском, мы получаем результат затрат энергии, на основании чего можем судить об исходном заряде энергии, т.е. уровне пассионарности.
Для пассионариев же характерно посвящение себя той или иной цели, преследуемой иной раз на протяжении всей жизни. Это дает возможность характеризовать ту или иную эпоху в аспекте пассионарности.
Стоит отметить, что согласно теории Л. Гумилева, вспышка пассионарности  является обязательным условием начала этногенеза.

0

2

Феномен пассионарности.

Предложив для научного анализа термин «пассионарность», Гумилев исключает из факторов определяющих пассионарность такие явления как животные инстинкты, стимулирующие эгоистическую этику и капризы, являющиеся симптомами разболтанной психики, а равно душевные болезни, потому что хотя пассионарность, хоть и является  уклонением от видовой нормы, но отнюдь,  не является патологическим.
Пассионарность может проявляться в самых различных чертах характера, с равной легкостью порождая подвиги и преступления, созидание, благо и зло, но не оставляя места бездействию и спокойному равнодушию.   
   Пассионарность — стихийное явление, тем не менее оно может быть организовано той или иной этнической доминантой. (Этнической доминан-той мы называем явление или комплекс явлений — религиозный, идеологический, военный, бытовой, который определяет переход исходного для процесса этногенеза этнокультурного многообразия в целеустремленное единообразие.
Пассионарность — не просто «дурные наклонности», а важный наследственный признак, вызывающий к жизни новые комбинации этнических субстратов, преображая их в новые суперэтнические системы. Теперь мы знаем, где искать его причину: отпадают экология и сознательная деятельность отдельных людей. Остается широкая область подсознания, но не индивидуального, а коллективного, причем продолжитель¬ность действия инерции пассионарного толчка исчисляется веками. Следовательно, пассионарность — это биологический признак, а первоначальный толчок, нарушающий инерцию покоя, — это появление поколения, включающего некоторое количество пассионарных особей. 
Пассионарность обладает важным свойством: она заразительна. Это значит, что гармоничные и импульсивные люди, оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они вновь обретают свое традиционное природное поведение. Это обстоятельство применяется чаще всего военными, так как два-три пассионария могут поднять боевой дух целой роты.
Пассионарность имеет обратный вектор, ибо заставляет людей жертвовать собой и своим потомством, которое либо не рождается, либо находится в полном пренебрежении ради иллюзорных вожделений: честолюбия, тщеславия, гордости, алчности, ревности и прочих страстей. Следовательно, мы можем рассматривать пассионарность как антиинстинкт, или инстинкт с обратным знаком. [1. стр. 71]
Людей, Л.Н. Гумилев, согласно своей теории, делит на два основные класса, т.е. делит их по признаку проявления энергии пассионарности.
Так, людей с высокой степенью данной энергии, Гумилев называет «пассионариями».

    Пассионарии — люди энергоизбыточного типа, которые от роду способны вбирать из внешнего мира больше энергии, чем это нужно для личного и видового самосохранения, способные выдавать эту энергию в виде целеустремленной работы по изменению окружающей среды. [3. стр. 78]
Собираясь, пассионарии не только ставят цель, но и добиваются ее реализации . Именно в их среде  производятся единственные поведенческие и культурные стереотипы, единственное самосознание, на основе их энергии создаются новые этносы и великие державы. 
Наконец, в составе этносов почти всегда присутствует категория людей с «отрицательной» пассионарностью. Иначе говоря, их поступками управляют импульсы, вектор которых противоположен пассионарному напряжению.
Группа субпассионариев в истории наиболее красочно представлена «бродягами» и профессиональными солдатами-наемниками (ландскнехтами). Они не изменяют мир и не сохраняют его, а существуют за его счет. В силу своей подвижности они часто играют важную роль в судьбах этносов, совершая вместе с пассионариями завоевания и перевороты. Но если пассионарии могут проявить себя без субпассионариев, то те без пассионариев— ничто. Они способны на нищенство или на разбой, жертвой которого становятся носители нулевой пассионарности, т.е. основная масса населения.
Как пишет Ю.Б. Вахтин,  «пассионарность как признак есть способность человека так эффективно приобретать и запасать энергию, и так экономно ее расходовать на обслуживание жизнедеятельности своего организма, что образуется некий избыток энергии, который может быть израсходован на выполнение работы, на воздействие на окружающую косную природу, на взаимодействие с другими людьми, социумом и т.п». [6]
Условно и грубо мы можем рассматривать "пассионарность" как сумму трех признаков:
1. Способность эффективно, с высоким К.П.Д., усваивать много энергии.
2. Способность длительно и без существенных потерь хранить (запасать) энергию.
3. Способность таким образом расходовать энергию, чтобы как можно большая ее часть шла на выполнение работы, и как можно меньшая - бесполезно рассеивалась.
Таким образом, выявив в основе этногенеза феномен пассионарности, Гумелев задался вопросом, а что же является движущим механизмом самой пассионарности.

0

3

Механизмы возникновения пассионарности. 
 
Итак, как было рассмотрено выше, для объяснения  чисто энергетической стороны действия системы этноса Л.Н.Гумилёвым предложено понятие пассионарности - эффекта биогеохимической энергии живого вещества биосферы - энергии, открытой В.И.Вернадским.
Пассионарная энергия и является той формой энергии, которая поддерживает системные связи этноса, обеспечивает его жизнедеятельность и устойчивость и тратится в процессе этногенеза. Механизм этногенеза вкратце можно описать следующим образом:
Этнос зарождается в пассионарной популяции, образовавшейся в результате мутации - пассионарного толчка.
Признак пассионарности - поведенческий, свидетельствующий о наличии у его носителя идеала как такового и о его желании достичь этот идеал (цель) даже вопреки инстинкту самосохранения (индивидуального и видового). Как биологический инстинкт, пассионарность противостоит самосохранению и зачастую ведет к преждевременной гибели индивида. Каждый человек обладает пассионарностью, но уровни ее у разных людей различны. Этногенез - это процесс отбора, идущего до равновесного состояния - гомеостаза, в котором находится большинство этносов биосферы. Процесс этот, если он не обрывается внезапно извне, идет 1200-1400 лет (от пассионарного толчка до гомеостаза), т.е. 60-70 поколений.
Стоит уделить особое внимание природе пассионарного толчка, так как именно этот феномен и является, по Гумилеву, пусковым моментом в развитии этносов.
Собственно говоря, пассионарный толчок – это появление в определенном регионе какого-то количества пассионариев, то есть людей, стремящихся сделать больше, чем нужно для поддержания жизни и своего потомства. [ 2.стр.. 12.]

Если бы этносы были «социальными категориями», то они бы возникали в сходных социальных условиях. А на самом деле, пусковые моменты этногенезов, там, где можно их проследить на строгом фактическом материале, совпадают по времени и располагаются в регионах, вытянутых либо по меридианам, либо по параллелям, либо под углом к ним, но всегда как сплошная полоса. И вне зависимости от характера Ландшафта и занятий населения на такой полосе в определенную эпоху внезапно начинает происходить этничес¬кая перестройка — сложение новых этносов из субстратов, т.е. этносов старых. Последние при этом ломаются и разваливают¬ся, а новые развиваются весьма активно.
Пассионарный толчок (микромутация) захватывает определенный регион и придает находящимся там этносам движение, затухающее вследствие потери пассионарности, признак которой удаляется отбором. При начале движения возникают новые системы, по отношению к которым старые этносы играют роль субстратов. Все затронутые толчком этносы данного региона перестраивают свое отношение к кормящему ландшафту и этническому окружению (соседям), что создает видимое разнообразие. Но, поскольку все они получили один и тот же импульс, они обнаруживают черты сходства (катятся в одну сторону). Это и объединяет их в суперэтнос.  [1, стр. 319].
Мутационная природа пассионарного толчка явственно следует из того, что пассионарные популяции появляются на поверхности Земли не произвольно, а одновременно в отдаленных друг от друга местах, которые располагаются в каждом таком эксцессе на территории, имеющей контуры протяженной узкой полоски и геометрию геодезической линии, или натянутой нитки на глобусе, лежащей в плоскости, проходящей через центр Земли. Это говорит, в свою очередь, о том, что центрально-симметричные поля Земли определяют геометрию пассионарного толчка. Таким полем, скорее всего, может быть электромагнитное поле, а следовательно причиной мутации должен быть внешний энергетический источник, с излучением которого это поле взаимодействует.

Образование нового этноса происходит в полиэтнической среде и на границе ландшафтов, где системные связи неустойчивы. На первом этапе образования этноса происходит выделение из популяции пассионарие-мутантов, образующих системы, связанные общностью судьбы ее членов - консорции. Консорции появляются на протяжении всей жизни этноса: они возникают и исчезают в течение жизни ее членов. Но если консорция одновременно становится конвиксией - системой людей, связанных общностью жизни, то стереотип поведения, выработанный ею, может превратиться в субэтнос - подсистему этноса, противопоставляющую себя как целостность этносу, внутри которого она возникла. Если субэтносу удается навязать свой стереотип поведения другим субэтносам, он превращается в этнос и даже суперэтнос, если ему удается установить системные отношения с соседними этносами из общей этноландшафтной зоны.
По известным пассионарным толчкам можно определить их ширину на поверхности Земли. Так, пасионарный толчок, создавший современный Западноевропейский суперэтнос, имел место в середине VIII века. Пассионарные популяции образовались на узкой полосе, протянувшейся от Южной Норвегии, через Северное море мимо Англии и Дании, Северную Германию, Иль-де-Франс, Астурию и Лузитанию. [5]
Геометрия геодезической линии такова, что, зная две ее точки, остальные можно определить однозначно. Поэтому, если мы знаем хотя бы две этногенные области для двух этносов одного и того же пассионарного толчка, то, однозначно, определится линия, на которой располагается этногенетическая область третьего этноса, появившегося одновременно с первыми двумя в интересующем нас ареале.
Как пишет Ю.Б. Вахтин,  анализ процессов этногенеза привел Л.Н.Гумилева к выводу, что "пассионарный толчок", дающий начало появлению на Земле нового этноса, обусловлен наследственными по своей природе изменениями (мутациями), которые должны обязательно обладать тремя свойствами:

1) они должны наделять своих носителей способностью вырабатывать больше энергии, чем это характерно для окружающих их "не пассионарных" особей,
2) они должны возникать с достаточно высокой частотой, чтобы их носители могли образовывать коллективы, успешно противостоящие враждебному большинству, которому "пассионарии" навязывают новые стереотипы поведения,
3) мутации пассионарности должны быть доминантными, т.е. проявляться в гетерозиготном состоянии, когда второй аллель гена остается "непассионарным". Только при этом условии половина потомков от брака пассионариев с не пассионарными особями (которые составляют подавляющее большинство) будут обладать пассионарностью, ген пассионарности будет распространяться в популяции, доля пассионариев в очаге этногенеза начнет повышаться, увеличивая до определенного момента и "среднюю пассионарность" нового этноса. [6]

0

4

Источник пассионарности.     
   
Исследуя причины возникновения пассионарности, Гумилев приходит к поразительному выводу: «возникает вепечатление» - пишет он, - «что линейные участки земной поверхности, по которым проходили интенсивные процессы воз¬никновения этносов, не охватывают весь земной шар, а ограничены его кривизной, как будто полоска света упала на школь¬ный глобус и осветила только ту его часть, которая обращена к источнику света.  [1. стр 224].
Однако же, несмотря на этот феноменальный вывод, рассчитать  путь развития этноса согласно этому открытия, по Гумилеву практически не возможно.
  Рассчитать путь камня и предсказать его судьбу было бы можно, имея все данные о силе и направлении толчка, а также о всех препятствиях на его дороге, но практически такое количество данных получить невозможно.
Это наглядная иллюстрация судьбы этногенетического толчка, где роль препятствий, изменяющих развитие процесса, играют многие явления: социальные условия, сложившиеся за минувшие века, накопившаяся и унаследованная от предков культура, географическая среда региона, этническое окружение, включая международные связи, политические расчеты и интриги современников. Но все они набирают мощь лишь тогда, когда в этносистему поступает энергия, преобразующая ее и позволяющая совершать великие дела.             
             
Вспышки этногенеза связаны не с культурой и бытом народов, находящихся в развитии или застое, не с их расовым составом, не с уровнем экономики и техники, не с колебаниями климата, меняющими экологию этноса, а с определенными условиями пространства и времени. Сам по себе ландшафт не порождает новых этносов, потому что они, бывает, не возникают на том или ином, пусть очень удобном, месте целые тысячелетия. Регионы этногенеза все время меняются. То тут, то там начинается интересующий нас процесс — значит, его вызывают не те наземные силы, которые уже были учтены нами, а нечто иное, что нам надлежит найти.
Итак, в ходе исследования феномена пассионарности,  кроме времени и пространства, Гумилев выделяет третий фактор — энергия.
В энергетическом аспекте этногенез является источником культуры.
Этно¬генез идет за счет пассионарности. Именно эта энергия — пассионарность — и растрачивается в процессе этногенеза. Она уходит на создание культурных ценностей и политическую деятельность: управление государством и написание книг, ваяние скульптур и территориальную экспансию, синтез новых идеологических концепций и строительство городов. [2. стр. 191]
Любой такой труд требует усилий сверх тех, что необходимы для обеспечения нормального существования человека в равновесии с природой, а значит, без пассионарности ее носителей, вкладывающих свою избыточную энергию в культурное и политическое развитие своей системы, никакой культуры и никакой политики просто не существовало бы.

Очень существенной чертой этносов Гумилев считал их связь с энергией Солнца, космических излучений и радиоактивного распада, в недрах земли, которые превращаются живым веществом нашей планеты.
Важнейшая из этих энергий — энергия Солнца, которое пронизывает всю биосферу. Этносы как часть биосферы подчинены закону сохранения энергии (биогеохимической энергии живого вещества). Но ограничивать сущность этноса лишь данным законом не следует. Сущность этноса можно объяснить лишь из-за действия специфического космического излучения, которое лишь изредка достигает Земли и вызывает мгновенное энергетическое действие. Несколько раз за тысячелетие Земля попадает в поле действия этого загадочного излучения.
Оно вызывает мутационные процессы, которые влекут появление в части людей повышенного влеченья к активной деятельности. [3. стр.78]
Итак, Гумилев приходит к выводу, что наша планета получает из космоса больше энергии, нежели необходимо для поддержания равновесия биосферы, что ведет к эксцессам, порождающим среди животных явления, подобные описанным выше, а среди людей — пассионарные толчки, или взрывы этногенеза. На основании вышесказанного, можно предположить, что пассионарность — это врожденная способность организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде работы. У людей эта способность колеблется настолько сильно, что иногда ее импульсы ломают инстинкт самосохранения, как индивидуального, так и видового, вследствие чего некоторые люди, по нашей терминологии, — пассионарии, совершают и не могут не совершать поступки, ведущие к изменению их окружения.

Таким образом, Гумилев предлагает  предложить две равноправных гипотезы.
Либо пассионарная особь захватывает больше энергии, нежели нормальная, либо она при равном захвате направляет энергию концентрированно (разумеется, бессознательно) на достижение той или иной цели. В обоих случаях результат будет тот же: высшая нервная деятельность особи будет более активной, нежели это характерно для нормальной, свойственной виду как таковому.
Таким образом, если социальные условия определяют на¬правленность поступков человека, то энергетическое их напряжение зависит от состояния организма, в том числе генетически обусловленных признаков. Здесь мы соприкасаемся с некоторыми явлениями биологии: возникновением нового признака, появившегося внезапно не вследствие смешения. Это значит, что взрыву пассионарности (или пассионарному толчку) сопутствует мутагенный сдвиг, порождающий разнообразные откло¬нения от нормы. Однако большая часть физических и психических уродов гибнет без последствий, пассионарность же, являясь также продуктом мутации, в этом смысле — исключение. [1 стр. 329].

Уже то, что оси зон толчков располагаются на поверхности планеты как линии, концы которых ограничены кривизной планеты, а перпендикуляры к ним проходят через центр Земли, указывает на зависимость оси толчка от магнитного поля планеты
Как пишет Гумилев: «предположение, что эти энергетические удары по Земле идут не от Солнца, а из рассеянной энергии Галактики, нашло уточнение. Американский астроном Джон, Эдди обнаружил, что деятельность Солнца варьирует настолько, что даже 11-летний цикл активности солнечных пятен не прослеживается. На основе этих выводов Джон Эдди составил график солнечной активности за 5 тыс. лет.
И оказалось, что все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо с периодами ее спада. Это уже закономерность, позволяющая интерпретировать явление». [1.стр. 506.]
При уменьшении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки излучения могут достигать земной поверхности. А жесткое излучение, как известно, вызывает мутации.
Таким образом, гипотеза Гумилева заключается в предположении, что несколько раз за тысячелетие поверхность Земли подвергается воздействию определенного типа космического излучения, которое вызывает пассионарный толчок — мутацию гена человека, отвечающего за восприятие энергии организмом из внешнего мира. Особенность этих толчков — их кратковременность. За последние три тысячи лет было достоверно зафиксировано девять пассионарных толчков: четыре до нашей эры и пять за последние два тысячелетия.[4].

По теории Л.Гумилева, этнос — закрытая система дискретного  типа, которая, получив энергию в момент пассионарного толчка и тратя ее, развивается, расцветает, переходит в состояние равновесия с окружающей средой, или, исчерпав энергию, распадается на отдельные части, существует как реликт или погибает. Поэтому научно некорректно рассматривать бытие этносов на основе законов развития общества (социуму) по восходящей линии или спирали развития. Бытие этносов можно познать лишь через изучение этнической истории, которая фиксирует толчки пассионарной энергии и ее затраты в процессе возникновения, развития и распада этнических систем.

0

5

Фазы этногенеза.

По Гумилеву, этногенез — это энергетический процесс получения однократного запаса энергии после вспышки космического излучения, и дальнейшей его растраты в ходе развития этноса происходят до тех пор, пока этнос не придет в состояние гомеостаза — равновесия с природой, при котором уровень пас-сионарности равен нулю.
Развитие этноса проходит ряд закономерных фаз, которые составляют цикл жизни этноса продолжительностью около полутора тысяч лет, если этнос не гибнет раньше по внеш¬ней причине. Фазы развития этноса связаны с определенными уровнями пассионарного напряжения, что внешне выражается в специфических для каждой фазы стереотипах поведения.

В зависимости от величины пассионарного напряжения в жизни этноса Л.Н.Гумилёв выделяет следующие фазы:

1. Инкубационный период, к концу которого из пассионарной популяции выделяются новые этносы. Длительность этого периода 150-160 лет, т.е. 7-8 поколений.
2. Фаза подьема, связанная с политическим оформлением этноса, усложнением его структуры увеличение числа субэтносов). Стереотип поведения этой фазы определяется императивом "Будь тем, кем ты должен быть", что связано с утверждением права на жизнь нового этноса среди своих соседей.
3. Акматическая фаза, в которой плотность пассионариев увеличивается настолько, что они начинают мешать друг другу и устойчивости этноса; избыток их выплескивается за пределы ареала этноса или производит аннигиляцию внутри себя. Господствующий императив: "Будь самим собой".
4. Фаза надлома, связанная с ростом частоты субпассионарного признака. "Мы устали от великих" - императив этой фазы, самой болезненной в этногенезе, начинающейся с демографического взрыва и кончающейся демографическим спадом.
5. Инерционная фаза - фаза постепенного снижения пассионарного напряжения, позволяющая этносу стабилизироваться после надлома. Пассионарии перестают мешать друг другу, и тогда расцветает культура, ибо становится возможным накопление культурных ценностей, очень часто уничтожаемых в огне предыдущих "горячих" фаз. Императив поведения - "Будь таким, как я".
6. Устойчивость этноса неожиданно теряется, когда пассионариев становится настолько мало, что системные связи, поддерживаемые их энергией, ослабевают и обрываются. Субпассионарии получают недолгое преобладание в этносе, диктуя свой императив: " Будь таким, как мы". Наступает фаза обскурации, которую не всякому этносу удается пережить.
7. А если это все-таки случается, то этнос возвращается к первоначальному энергетическому уровню. Эта фаза гомеостаза, в которой изолированный этнос может существовать сколь угодно долго. Остаются только гармоничные особи, нашедшие равновесие с вмещающим и кормящим их ландшафтом, который на предыдущих двух фазах безжалостно разрушался субпассионариями. императив гемеостаза - "Будь самим собой доволен".
Последовательность фаз и их длительность не столько закономерны для известных и закончившихся процессов этногенеза, что их знание может послужить универсальным методом датировки и реконструкции процессов, оставивших после себя слабый след в истории. А в совокупности с детальным знанием механизма этногенеза, этот метод становится чутким инстументом в руках исследователя этнокультуры, позволяя из множества вариантов и гипотез исключать заведомо невозможные с точки зрения этногенеза.[5]
Итак, рассмотрим фазы этногенеза более подробнее.

«Пусковой момент» этногенеза — это внезапное появление в популяции некоторого числа пассионариев и субпассионариев. вначале протекает инкубационный период формирования этноса, обычно не оставляющий заметных следов в истории. Это «пусковой механизм», не всегда приводящий к возникновению нового этноса, потому что возможен внезапный обрыв процесса посторонней силой. В какой-то момент на исторической арене появляется установимая (исторически) группа людей, или консорция, быстро развивающая и формирующая свое этническое лицо и самосознание («мы и не мы», или «мы и другие»).
После пассионарного толчка наступает фаза подъема продолжительностью 200—300 лет, связанная с экспансией нового этноса, который создают пассионарии, ставящие перед собой задачу формирования нового сильного государства и идущие для этого на любые жертвы. Окружающие народы воспринимают новый этнос как общность крайне активных людей, появившуюся как бы вдруг, на месте нескольких незначительных племен, и активно отстаивающих свои интересы, часто за счет соседей.
Фаза подъема — быстрое увеличе¬ние числа пассионарных особей в результате либо размножения, либо инкорпорации;
Затем наступает акматическая фаза, когда пассионарное напряжение достигает высочайшего уровня за счет большой численности пассионариев, которые думают уже не столько об общих целях, сколько о своих личных интересах. Усиление индивидуализма в сочетании с избытком пассионарности часто вводит этнос в состояние пассионарного перегрева, когда из¬быточная энергия, тратившаяся в фазе подъема на бурный рост и экспансию, во время акматической фазы уходит на внутрен-ние конфликты. Акматическая фаза, продолжающаяся следующие 300 лет, — одна из самых тяжелых в жизни этноса, так как это период гражданских войн, культурных потерь. Люди хотят уже не общего блага, а только своего (в России это был период Великой смуты). [4 стр. 201].
Акматическая фаза особенно часто является весьма пестрой и разнородной по характеру, доминантам и интенсивности протекающих этнических процессов. В акматической фазе уже есть, что восстанавливать, поскольку эта фаза подрывает политическую мощь этноса, его хозяйство, даже часто бывает связана с повышенным уничтожением собственных сограждан, когда они начинают бороться друг с другом. [ 2 стр. 337].

В конце концов большая часть пассионариев истребляет друг друга, вследствие чего происходит падение уровня пассионарного напряжения в этносе, усугубляющееся еще и тем, что ушедшие пассионарии замещаются не гармоничными особями, а субпассионариями — людьми, не способными воспринять даже нормы энергии, необходимые для полноценной адаптации к среде. Люди такого типа хорошо известны — бродяги, люмпе¬ны и т. д. Эти признаки означают наступление фазы надлома — кризисной фазы, продолжающейся 200 лет.
Фаза надлома — это резкое уменьшение их числа и вытеснение их субпассионариями. [1. стр. 301].
Жизнь в фазе надлома очень тяжела.
Фаза надлома – это возрастная болезнь этноса, которую необходимо преодолеть, чтобы обрести иммунитет.
В Древнем Китае начало надлома совпадает с проповедью легизма, а конец – с торжеством династии Цинь.  В Византии это эпоха иконоборчества Западная Европа пережила ее в период Реформации и Контрре¬формации, уплатив за свое нынешнее спокойствие не менее кровавую дань, чем Россия в XX в.
После пережитых потрясений люди хотят не успеха, а покоя. Это означает, что этнос перешел в следующую фазу — инер¬ционную, когда происходит сначала некоторое повышение, а затем плавное снижение уровня пассионарного напряжения. Инерционная фаза — это медленное уменьшение числа пассионарных особей.
При инерционной фазе,  идеалом является или римский Цезарь, или джентльмен, или святой, или богатырь, в инерционной фазе,  идет накопление технических средств и идеологических ценностей.
При этом укрепляется государственная власть, социальные институты, интенсивно накапливаются материальные и духовные ценности, активно преобразуется окружающая среда. В этносе доминирует «тип золотой посредственности» — законопослушного, работоспособного человека. Культура и порядок в это время бывают столь совершенны, что кажутся современникам непреходящими. Но уровень пассионарного напряжения этноса посто¬янно снижается, что приводит к неизбежному упадку, скрытому вначале за маской процветания, которая сбрасывается после пос¬леднего фазового перехода.

Важной причиной кризиса обычно бывает резко возросшее воздействие цивилизации на природу, которая в конце концов не выдерживает этой нагрузки (вспомним, например, что все крупные цивилизации древности оставили после себя пустыни, занявшие место прежних плодородных земель: Вавилон, Египет и др.). Наступает фаза обскурации — старости этноса, что соответствует возрасту этноса 1100 лет. Фаза обскурации — почти полная замена пассионариев субпассионариями, которые в силу особенностей своего склада либо губят этнос целиком, либо не успевают погубить его до вторжения иноплеменников извне.
В это время пассионарное напряжение падает до отрицательного уровня из-за появления значительного числа субпассионариев, в результате чего невозможна любая конструктивная деятельность, этнос существует за счет прежних запасов. Общественный организм на¬чинает разлагаться: фактически узаконивается коррупция, рас¬пространяется преступность, армия теряет боеспособность, к власти приходят циничные авантюристы, играющие на настроениях толпы. Численность этноса и его территория значитель¬но сокращаются, он может стать добычей более пассионарных соседей.

Всякий рост на фазе старости этноса становится явлением исключительным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. Субпассионарии разъедают тело народа, как клетки раковой опухоли организм человека, но победив, т.е. умертвив соперника, они гибнут сами.
Фаза обскурации предшествует гибели этнической системы или ее переходу к состоянию гомеостаза, которого может достичь лишь незначительная здоровая часть этноса. [4. стр.  202].
Иногда бывает возможна фаза регенерации — временное восстановление этнической системы после обскурации за счет пассионарности, сохранившейся на окраинах ареала. Но в любом случае — это короткий всплеск активности накануне завершения процесса этногенеза, которым является мемориальная фаза. К тому времени этническая система уже утеряла пассионарность, и лишь отдельные ее члены продолжают сохранять культурную традицию прошлого. Память о героических деяни-ях предков живет в фольклоре, легендах. Кристаллизованная пассионарность — искусство — спасает остатки народа от растворения среди соседей, от ассимиляции и связанных с ней унижений.
Они продолжают терять память о прошлом, а вместе с ней и ощущение времени. Остатки этноса могут просто вымереть из-за отсутствия желания жить. Такие этносы сегодня живут в некоторых резервациях-заповедниках.

Переход от мемориальной фазы к законченной форме этнического гомеостаза происходит очень плавно и выглядит как постепенное забвение традиций прошлого.
В фазе гомеостаза,  идет взаимодействие остатков полуистребленного этноса с обедненным ландшафтом, возникшим на обломках погибшего культурного ландшафта, там, где, как пишет Гумилев:  «на месте дубов выросли лопухи, среди которых играют в прятки правнуки завоевателей и дети разбойников». [1. стр. 214].
Жизненный цикл повторяется из поколения в поколение, система сохраняет равновесие с ландшафтом, не проявляя каких-либо форм целенап-равленной активности. Этнос в это время состоит почти целиком из гармоничных людей — достаточно трудолюбивых, чтобы обеспечить всем себя и свое потомство, но лишенных потребности и способности что-либо менять в жизни. В данном состоянии этнос может существовать неограниченно долго, если только не станет жертвой агрессии, стихийного бедствия или не будет ассимилирован.
Новый цикл развития может быть вызван лишь очередным пассионарным толчком, при котором возникает новая пассио¬нарная популяция. Но она не реконструирует старый этнос, а создает новый, давая начало очередному витку этногенеза — процессу, благодаря которому человечество не исчезает с лица Земли.

Из сказанного вытекает, что наиболее тяжелым периодом в жизни этноса оказывается надлом — переход от акматической фазы накала пассионарности к разумному хозяйничанию инерции, а затем к бездумному спокойствию гомеостаза. Цели и задачи еще те же, а силы убывают. Процент людей гармоничных и субпассионарных растет, снижая, а то и сводя на нет усилия персон творческих и патриотичных, которых начинают называть «фанатиками». Именно отсутствие внутренней поддержки «своих» определяет гибель этносов от немногочисленных, но пассионарных противников.

0

6

Итак, на основании вышесказанного можно сделать вывод, что  для Л.Гумилева этнос — такое биофизическое человеческое сообщество, которое лежит на грани биосферы и социосфери, такое географическое явление, которое связано с ландшафтом его жизнеобеспечения, такая человеческая популяция (ее изолированность обеспечивается эндогамией), которую нельзя отождествить с другим человеческим сообществом. Это свидетельствует, что ученый подходил к этносам как к таким сложным системам, которые нельзя возвести к ряду черт (языка, культуры, этнической территории, общности экономической жизни, самоназвания, и т.п.).
Теоретические обобщения привели Л.Гумилева к таким главным выводам: этнос — система, а не сумма, человеческих организмов; этнос — географическое и биофизическое сообщество, которое убрано в социальную обертку; этнос образуется преимущественно лицами общего происхождения, которые объединены чувством комплиментарности;, этнос имеет "единственное пассионарное поле", которое образуется энергетическим полем его членов; этнос, получив заряд энергии, постепенно ее теряет в процессе своего возникновения, подъема, обветшаю и отмирание; этнос стремится создать собственную социально-политическую и государственную Систему, которая обеспечивает благоприятные условия его существования.
Гумилев доказывает, что этнос имеет природно-биологический характер, является составной частью биоорганического мира планеты и возникает в определенных географических и климатических условиях.
В момент своего возникновения этнос получает единый заряд энергии и, растратив его, пе¬реходит либо к равновесному состоянию со средой, либо распадается на части.
Биосфера планеты Земля наполнена биогеохимической энергией, которая есть не что иное, как преобразованная энергия Солнца, Космоса и радиоактивного распада в недрах Земли. Биосфера просто купается в потоках энергии, она открыта Космосу и чутко реагирует на энергетические всплески, происходящие там. При выполнении некоторых условий энергетичес¬кая вспышка становится началом процесса этногенеза,форми-рования этноса.
Суть явления пассионарности состоит в следующем:
До мутационных изменений человек получает из окружающего мира энергии ровно столько, сколько ему необходимо для нормаль¬ной жизнедеятельности. При пассионарном толчке, вызываю¬щем мутацию гена, человек становится способным воспринять энергии значительно больше, чем ему необходимо для нормаль¬ной жизнедеятельности. Следовательно, образуется избыток энергии, который может быть направлен в любое русло. Такой человек обладает повышенной тягой к действию — пассионарностью.

Список использованной  литературы.

1. Л. Гумилев. Этногенез и биосфера Земли. М. «АСТ» 2005.
2. Л. Гумилев. Конец и вновь начало. М. «АСТ» 2007.
3. М. Тыводар. Этнология. Львiв. Вид. «Свiт» 2004.
4. В.Е.Столяренко. Л.Д. Столяренко Антропология. Ростов-на-Дону «Феникс» 2004.
5. «Механизм этногенеза как инструмент исследования этнокультуры».
      доклад К.П.Иванова. 1 октября 1992г. (к 80-летию
       Л.Н.Гумилёва) на научной сессии НИИ географии Санкт- 
   Петербургского университета.
http://gumilevica.kulichki.net/ideas     
6. Ю. Б. Вахтин «Мутации пассионарности Л.Н.Гумилева:
   возникновение и фенотипическое проявление»
     --

Germania30

0