Наследие предков

Объявление

Форум посвящен изучению традиций, религий, верований, религиозно-мистических течений Античности, Древней Руси, Германо-скандинавской мифологии и эпосу, религиозно-мистическим течениям Германии первой половины 20 века, а так же проблемам современного развития новых религиозных течений.

При использовании любого материала с нашего форума, обязательно размещайте ссылку на наш ресурс. Это поможет развитию форума, привлечению новых людей, а так же популяризации авторских работ наших уважаемых авторов. Спасибо.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие предков » Философия, Философская Антропология, Культура » Философия русского космизма


Философия русского космизма

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Философия русского космизма
Характерной чертой русской философии является ее генетическая связь с эллинизмом, истоки которого следует искать в греческом (восточном) христианстве. Другой основной чертой, ярко выступающей в русской философии, является ее глубокий интерес к человеку: Что такое я сам? Что такое человек? Для русской философии и всего русского мышления характерно, что его выдающиеся представители рассматривали духовную жизнь человека не как область субъективного (тем более не как сферу абстрактного субъекта) — они видели в ней особый мир, своеобразную реальность, связанную в своей глубине с космическим и божественным бытием; характерны акцентирование способности и предназначенности человека уподобляться Богу, включенность человека в Космос.
В конце XIX — первой половине XX вв. России сложилось научно-философское направление, ставшее широко известным под названием «русский космизм».
Космизм — специфическое мировосприятие космоцентрической ориентации, течение в философской и естественнонаучной мысли.
Хотя идеи космизма  в отечественной культуре существовали издавна (М. И. Ло¬моносов, Г. С. Сковорода), в такой систематизированной фор¬ме он заявил о себе в трудах мыслителей и ученых XIX— XX вв., в работах и исследованиях Н. Ф. Федорова, К. Э. Ци¬олковского, В. И. Вернадского, А. Л. Чижевского.
Для русских «космистов» характерен поиск целостной кар¬тины мира. Им всем было присуще чувство огромной ответ¬ственности науки и ученых перед человеческой цивилизацией. Вместе с тем каждому из них характерен свой, оригинальный взгляд на «космические» проблемы, в которых важнейшим стало проблемы всечеловеческой, вселенской нравственности и мо¬рали.
Основоположником русского космизма является Н. Ф. Федоров. Основные работы Федорова были напечатаны после его кончины (название «Философия общего дела» было дано публикаторами на основании тех соображений, которые он высказал в письме к одному из своих учеников.
Наиболее известным (и благополучно закончившим свои дни) среди последователей Федорова был Константин Эду¬ардович Циолковский, теоретик звездоплавания.
Исследователь творчества К.Э.Циолковского А.А.Космодемьянский писал: "С горечью приходится отмечать, что большинство результатов по экспериментальной аэродинамике не было опубликовано в дореволюционной России, поэтому многие его выводы о законах сопротивления воздуха были повторены в XX веке другими исследователями".
Перу К.Э.Циолковского принадлежит много научно-фантастических произведений: "Вне Земли", "На Луне", "Грезы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения" и другие, которые являются прекрасным образцом научно-фантастической литературы. В них глубоко научно излагаются основные положения науки о звездоплавании, принципиальные основы устройства средств ракетной техники, подчеркивается значение для людей освоения просторов Вселенной. В повести "Вне Земли" красной нитью проходит идея интернационализма в космических исследованиях. Работы К.Э.Циолковского по ракетодинамике и теории межпланетных сообщений были первыми строго научными изысканиями в мировой научно-технической литературе. "Время иногда неумолимо стирает облики прошлого, но идеи и труды Константина Эдуардовича будут все более и более привлекать к себе внимание по мере дальнейшего развития ракетной техники", - такую оценку Циолковскому-ученому дал С.П.Королев.
Говоря о русском космизме, нельзя не упомянуть имени выдающегося естествоиспытателя В. И. Вернадского (1863— 1945), опиравшегося на опыт мировой науки (в частности, на идеи Леруа и Тейяра де Шардена). Он разрабатывал кон¬цепцию ноосферы как будущей стадии разумного развития биосферы. Последнюю он понимал как космическое явле¬ние, подчиненное закону цефализации, когда уровень раз¬вития мозга (центральной нервной системы) идет только впе¬ред. Поэтому «ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете», когда человек впервые «становится круп¬нейшей геологической силой».
Богатый и разнообразный мир философии космизма продолжает открывать  новые   научные перспективы и ставит перед человечеством ряд  и научных вопросов, которые в первую очередь касаются  экологии,  этики затрагивают ряд эк вопросов, поднимает  перспективы  антропологии, определяя тем самым развитие науки и научной этики.

0

2

Антропологический принцип и  мессианская сущность
                              «Философии общего дела».


Николай Федорович Федоров (1829—1903) — самый дерз¬новенный утопист всех времен и народов. Он мечтал не только о достижении бессмертия, более того — о возвра¬щении к жизни ушедших поколений; не о воскресении, как это предсказано в Священном Писании, а о воскрешении средствами науки, разумом человека, исполняющего боже¬ственные предначертания [1,119].
В его философских взглядах переплетаются религиозно-христианский подход к пониманию основ бытия и стремление создать проект всемирного спасения — натурализм, Фантастичность, мистицизм и реализм, мечтательность и научность, утопизм и действительность. И вместе с тем все его учение пронизывает вера в мощь разума, науки и творческие возможности человека. Все главные идеи Федорова изложены в его труде «Философия общего дела».
По Федорову, появление человека на Земле не было случайностью. Но это не значит, что все совершается по божественному плану. Федоров был верующим, давал, однако, православно¬му вероучению своеобразное истолкование. Апокалипсис он рассматривал только как предостережение человечеству. Гибель мира можно и нужно предотвратить.
Смерть — главное зло мира и она может и должна быть побеждена именно человеком, который в состоянии отказаться от совершенно иллюзорных представлений о смерти как неизбежном и ес¬тественном, «природном» явлении.
Причина недолговечности человека — зависимость от природы. Последняя противостоит человеку как враждебная сила, а человек в своей слепоте не находит ничего лучшего, как насиловать и уничтожать природу, попадая еще в боль¬шую зависимость от нее. Необходимо не подчинение при¬роды, а ее «регуляция», внесение в природу воли и разума.
Федоров писал о «зооморфизме» основных исторических типов человеческого общества, поскольку все они строились на эгоизме и бесконечной борьбе друг с другом различных классов, социальных групп и индивидов. Объединить людей в «общем деле», по его убеждению, может чувство долга и любви по отношению к предкам, к «отцам», ко всем умершим людям. Процесс «вереницы смертей», вытеснения одних поколений другими будет пре¬кращен и более того: все когда-либо жившие люди должны быть воскре¬шены. Все это станет результатом овладения природными силами и оз¬наменует вступление человечества в историческую фазу «регуляции» космическими процессами. Иначе Земле угрожает фатальная экологиче¬ская катастрофа [2,410].
Федоров в своих футурологических построениях всегда опирается на сверхприродные, духовные задатки человека, предвосхищая будущее их развитие с полным вытеснением всего живого, "дарового" в нем. Усматривая в первоначальном, так сказать, человеке сыновнее чувство, нравственное потрясение от осознания смерти, одаривая его сердцем, может быть, чище нашего, Федоров как бы выдвигает теоретическую философскую предпосылку его равноценности нам (как, впрочем, и всех живших на земле людей) и необходимости личного присутствия в будущем всемирном человечестве.
Т.е. для победы над смертью необходимо обнаружить "первопричину смерти", понять основные механизмы жизни, которые можно будет регулировать в нужном направлении. Наступит эра долгожителей, а затем и практически бессмертных людей. Пока трудно вообразить, какие блага принесет человечеству победа над старостью и смертью. С развитием общества, расширением человечества в пространстве, развитием его мощи человеку будет все теснее в рамках его видового жизненного предела. К тому же пока человек смертен, сохраняется самый глубокий исток зла и страдания, приводящий к вражде, разделению, соперничеству, вытеснению на всех уровнях. Даже постепенное увеличение видовой продолжительности жизни должно вести к нравственному подъему человечества. Если прогресс научный, технический идет неуклонно, то в нравственной области нет такого последовательного возрастания. Одна из глубоких причин этого - частая смена поколений, причем каждое поколение и каждый человек в нем начинают буквально с "нуля" и только в длительном процессе воспитания и образования они должны "по идее" овладеть духовной и нравственной культурой, достигнутой человечеством к их рождению, не говоря уж о том, чтобы продвинуть ее дальше. Исправлять горькие плоды неверной духовно-нравственной ориентации уже часто попросту не остается времени жизни. И умудренный опытом, знанием, просветленный осознанными заблуждениями человек уже уступает место детям, которые начинают повторять или даже усугублять старые ошибки. Так что продление жизни - это не только важное для общества продление наиболее активного, деятельного, богатого опытом и умением возраста человека, но и предоставление ему большой возможности обозреть исторический, культурный опыт человечества, испробовать различные установки отношения к людям и к жизни, найти наиболее гуманные и эффективные, развить свою уникальную личность, для которой тем более станет неприемлемым уничтожение, наконец, возможно, и приступить, как призывал Федоров, к изучению прошлого, наших предков, подготовке возможностей их воскрешения и преображения [3].
Рождение, половой раскол, эрос, смерть сцеплены нераздельно, и претензия на бессмертную жизнь требует своей последовательной логики. Задачу преодоления слепого полового рождения, трансформации эротической энергии Федоров ввел в план преобразовательно-космической практики, план построения преображенного порядка бытия. Воскрешение - фундаментальный "антиприродный" акт, обратный рождению. Темная, бессознательная родотворная энергия должна быть претворена, сублимирована в светлую, сознательную творческую энергию, направленную на познание мира, его регуляцию, воссоздание утраченной жизни. Федоров неоднократно подчеркивал, что он не просто отрицает плотскую любовь, что привело бы к аннигиляции силы эротической энергии. Он различает отрицательное и положительное целомудрие. Отрицательное целомудрие внутренне противоречиво; оно далеко не достаточно, это лишь "борьба оборонительная", которая не дает настоящих положительных результатов, а при своей абсолютизации приведет лишь к самоубийству человеческого рода. Отрицательному аскетизму Федоров противопоставляет "творческий процесс, воссоздание своего организма, заменяющее питание" (у Вернадского это автотрофность), отрицательному целомудрию - положительное, которое требует действительно полной мудрости, в смысле полного обладания своими силами и энергиями мира, идущими на воссоздание умерших, преображение и их, и себя.
Уверенный в том, что современная европейская цивилиза¬ция приведет человечество к полной морально-нравственной де¬градации, он разрабатывает проект построения цивилизации братства и родства, дружбы и любви. Логика его рассуждений такова: если все беды современной цивилизации коренятся в том, что люди признали неизбежность смерти, подчинились слепой природе, несущей гибель, отступили от Христа, побе¬дившего смерть и оповестившего людей об их бессмертии, то начинать построение цивилизации братства и родства следует с объединения людей в едином общем деле борьбы со смертью, продления жизни живущих, воскрешения мертвых. Идея вос¬крешения не есть чистая мысль: Христос не просто учил о вос¬крешении. Он воскрес и тем оповестил людей о их реальном бессмертии. Люди же, сокрушался Федоров, не поверили в воз-можность воскрешения людей  не предпринимали попыток воскресить предков и именно поэтому жили не по Христу. Вос¬крешение как цель общего дела всех людей сможет, считал мыслитель, объединить их естественно, в силу своей понятно¬сти и близости всем без исключения. Всякие иные цели: клас¬совые, национальные, политические, экономические и т. д. не могут стать общими, а потому ведут к разобщению, розни, недоверию [4,659].
Исходным пунктом философии Федорова является определение главной задачи человека и человечества. Он видит ее в правильном понимании смысла жизни и цели, ради которой живет человек, а главное, в организации жизни в соответствии с этим смыслом и целью.
Он утверждает, что после искупления Христом первородного греха людей дальнейшее спасение их и окружающего мира целиком зависит от людей. Нам, людям, вручено дело спасения мира и себя. И это не является противопоставлением человеческого Божественному, отмечает Федоров, ибо после искупления Христа людям открылась возможность и способность сделаться орудием реализации Божественного плана.
Федоров убежден в наличии тесной связи всего происходящего на земле с процессами во Вселенной, в Космосе, считая, что деятельность человека не должна ограничиваться пределами земной планеты. Опираясь на силу разума, человек, может не только познавать Вселенную, но и населить все миры, упорядочить хаос, царящий в Космосе, сознательно управлять преобразованием всей природы, завершая тем самым предначертания Творца.
Нравственное падение человечества началось, считал мыс¬литель, когда люди свыклись с мыслью о неизбежности смер¬ти, признали ее господство, возвели ее в закон. Тем самым они восстали против Христа, Который победил смерть, и сформиро¬вали цивилизацию, культивирующую особые формы взаимоот¬ношений между поколениями: молодые (сыны) восприняли смерть отцов (предков) как естественную необходимость, осво¬бождающую от чувства вины и ответственности перед умерши¬ми. Более того, возникло негативное отношение к культу пред¬ков, а критика и осуждение старшего поколения превратились в норму.
Федоров апеллирует к образу Святой Троицы, единой в трех лицах. Так и человечество, созданное по образу и по¬добию Бога станет бессмертным, единым и многоликим. Пока подобие неполное. «В учении о Троице заключается путь для совокупного действия человеческого рода, закон всемирной истории не в смысле знания, а в смысле указа¬ния пути»7.
«Общество по образу Троицы не нуждается во внешнем принуждении, в насилии, которое удерживало бы людей в обществе, и тем не менее это глубочайший союз личностей; держится он психическою, душевною силою, взаимознанием; следовательно, в таком обществе знание не может оставать¬ся достоинством только некоторых, оно необходимо принадлежит всем, так как взаимознание есть основа общества, без него и не будет такого общества [1,123].
Общество по типу организма (в расцвете) — Англия, общество по образу Троицы (в заро¬дыше) — Россия, где сохранилась крестьянская община. Со-ответственно, в России представлен и «высший класс» хрис¬тианской религии — православие. Запад отталкивает Федо¬рова своим индивидуализмом, который, по его мнению, яв¬ляется великим злом. Буржуазный прогресс порождает две крайности, одинаково враждебные человеку, две формы антихристианства — «Языческий индивидуализм и семити¬ческий социализм, порабощение личности». Отсюда и по¬трясающие Европу бесплодные революции.
Проблема же смерти заключается в том, что забывшие отцов теряют чувство Отечества, у них разруша¬ется нравственная структура души, атрофируются способности к высшим нравственным переживаниям. Отрекшись от отцов, сыны человеческие служат корыстным целям, будь то эконо¬мические, политические, национальные и даже религиозные, что порождает ситуацию, когда «жить вместе невыносимо, а жить врозь невозможно. В итоге появляется вражда, рознь, пороки, от которых общество не может освободиться, оно су¬дит и наказывает, а преступления не прекращаются; оно уста¬навливает порядок, а порядок вечно нарушается...», — писал мыслитель.
Призывая человечество построить цивилизацию братства и родства, Федоров был уверен, что образец такой цивилизации дан в христианском учении о Троице, в котором содержится указание пути всемирной истории, а также образец идеального общества, где союз людей скреплен силой чувства родства и любви, а не внешним принуждением экономических, юриди¬ческих и других норм и установлений. Учение о Троице пока¬зывает людям, как жить в единстве и мире, а не в розни и борь¬бе. Во имя Троицы безумно и нелепо объявлять войны, заклю-чать кабальные торговые соглашения, составлять договоры о найме на работу и т. д. И хотя учение о Троице сопряжено с глубинами человеческой совести, в нем нет ничего бессознатель¬ного: здесь все есть знание-ведение, считал Федоров. Поэтому для построения общества по образцу Троицы нужно добровольно согласиться постоянно исполнять обет православной Церкви, ко¬торый есть даваемая раз и навсегда клятва исполнять завет от¬цов.
Наряду с положительными оценками федоровского проек¬та, были и критические, связанные с тем, что в своих построе¬ниях мыслитель ушел в сторону от православия и христологии. В чем выразился этот «уход»?
Прот. Г. Флоровский писал, что свой замысел — воскресить мертвых — Федоров надеялся реа¬лизовать вне всякой мистики, с помощью одного только раци¬онального знания, науки. В смерти он не чувствовал тайны, свя¬занной с первородным грехом, рассматривал ее как результат неразумности слепой природы, поэтому рецепты против смер¬ти надеялся получить от ученых, оставляя в стороне вопрос о благодати Божией. В православии воскрешение связывается с мистическим чудом, а Федоров противопоставил ему челове¬ческое общее дело на основе научного познания. Он надеялся, что с делом воскрешения мертвых и избавления от смерти жи¬вущих человечество справится само без помощи Бога. В его идеях ничего не изменится, если из них убрать все слова о Боге и Христе. Вот эта слишком «гуманистическая самоуверенность»[4,661].

0

3

Супраморализм и патрофикация как основные категории
                         «Философии общего дела».

Новый грандиозный синтез наук, к которому призывал Федоров, должен быть осуществлен в космическом масштабе и быть прежде всего преобразовательно-деятельным: в нем практика, т.е. знание, доказанное "опытами в естественном размере", всеобщей регуляцией, сам достигнутый несомненный результат труда становится высшим критерием истины. Лаборатории ученых распахиваются на всю природу, весь мир, углубляются в самого человека, его "физику" и психику, в тайны смерти и зла. Во всеобщую космическую науку о жизни, науку о человеке в том числе, входят все науки, ибо жизнь - единая целостность, в которой все взаимосвязано. Жизнь человека затухает, по меньшей мере, по двум рядам причин: внешним (стихийность среды, ее разрушительный характер, чему не может противостоять недостаточная емкость человеческого организма, т.е. недостаток знания и умения, который, по мысли Федорова, может быть преодолен всеобщим познанием, трудом, регуляцией природы) и внутренним (сама материальная организация человека оказывается неспособной к бесконечному самообновлению, не есть совершенно открытая система, тут необходима всеобъемлющая психофизиологическая регуляция). 
Федо¬ров   следил за опытами по ис¬кусственному вызыванию дождя, видя в этом первые шаги по «регуляции» природы. При правильном подходе «естествоиспытательная сила, которою... делается весь род человечес¬кий, обращает всю естественную силу природы из умерщ¬вляющей в оживляющую и из смертоносной в живоносную». Целенаправленный научно-технический прогресс — важнейшая предпосылка дела всеобщего воскрешения [1].
Исходным пунктом «философии общего дела» является учение о родстве. Федоров убежден, что родство лежит в основы жизни не только человеческой и мировой, но и в основе жизни самого Бога и является естественной божественной основой жизни. Родство есть общество сынов человеческих, помнящих отцов. Братство, единство невозможны без сыновства, без связи поколений, каждое из которых помнит, чтит поколения предшествующие и опирается на их достижения. Он считает, что любовь к отцам, предкам, органически родовое, родственное составляет нравственное, высшее в человеке, то, что уподобляет его Святой Троице. Культ предков является, по утверждению Федорова, единственной истинной религией.  Религиозная основа идеи родства предопределила религиозность всей философии «общего дела». Федоров всемерно возвеличивает и пропагандирует преобразующую роль человека, вовлеченного в общее дело, внося в христианство активный антропологизм.
Проблему «воскрешения» Федоров решает в свете христианского учения о победе над смертью через воскресение в «будущей жизни», в которой человек обретает всю полноту своего бытия. Он верит в правду грядущего воскресения и непримирим к смерти. Но Федоров дает этому учению свою интерпретацию.
Особое значение имеет вопрос о нравственных предпо¬сылках воскрешения. Федоров вводит понятие супраморализма, который есть «...долг к отцам-предкам, воскрешение, как самая высшая и безусловно всеобщая нравственность, нравственность естественная для разумных и чувствующих существ, от исполнения которой, т. е. долга воскрешения, зависит судьба человеческого рода...  [1,127].
Супраморализм — это не высшая только христианская нравственность, а само христианство, в коем вся догматика стала этикою (догматы заповедями), и этикою, неотделимою от знания и искусства, от науки и эстетики, которые долж-ны сделаться, стать орудиями этики...»
Сверхидеей, которая может подвигнуть сынов человеческих на совместный труд, должна стать патрофикация — "объединение сынов для воскрешения отцов", где под "отцами" понимаются все предки, жившие когда-либо на земле. Это соборное "общее дело" должно реализовываться современной наукой, стоящей на рубеже веков перед невиданным взлетом (который отуманил многие умы иллюзией возможного гигантского преобразования природы, общества и человека в духе концепций титанизма XX в.) [5].
Федоров предсказывает покоре¬ние космоса. Он сравнивает Землю с космическим кораб¬лем: «Вопрос об участи земли приводит нас к убеждению, что человеческая деятельность не должна ограничиваться пределами земной планеты. Мы должны спросить себя: зна¬ние об ожидающей землю судьбе, об ее неизбежном конце, обязывает ли нас к чему-либо или нет? ...Творец через нас воссоздает мир, воскрешает все погибшее, вот почему при¬рода и была оставлена своей слепоте, а человек — своим похотям. Через труд воскрешения как самобытное, самосо-зданное, свободное существо свободно привязывается к Бо¬гу своей любовью. Поэтому же человечество должно быть не праздным пассажиром, а прислугою, экипажем нашего земного, неизвестно еще, какою силою приводимого в дви¬жение корабля.

0

4

Космическая философия К.Э.Циолковского.

С именем Циолковского связаны прежде всего выдающиеся достижения ин-женерной мысли в области ракетостроения и практического освоения человеком космического пространства. Но Циолковс¬кий — не только гениальный инженер и изобретатель. Он ос¬новоположник прежде всего теоретической космонавтики. Именно ее проблемы привели ученого к необходимости интег¬рации наук в единую систему знания, к космизации науки. Основные работы ученого: Собрание сочинений: В 4 т. М., 1951—1964; Избранные труды. М., 1962; Промышленное осво¬ение космоса. М., 1989; Очерки о Вселенной. М., 1992.
Хотя познавательный и исследовательский интерес представляют, естественно, все философские тексты Циолковского, среди них выделяется несколько этапных произведений, наиболее полно и четко отразивших взгляды и убеждения ученого. К ним относятся: - статьи "Научные основания религии" (1898г.), "Нирвана" (1924г.), "Бог милосерд" (1915г.), "Горе и гений" (1916г.), "Наука и вера" (1917г.); - цикл "Мысли о лучшем общественном устройстве", включивший сочинения "Этика или естественные основы нравственности" (1903-1918-1928гг.), "Идеальный строй жизни" (1917г.), "Приключения атома" (1917-1918гг.), "Общественный строй" (1917-1918гг.), "Свойства человека" (1917-1918гг.), "Богатства Вселенной" (1919-1920гг.); - цикл "Евангельских преданий" (1918-1926гг.); - статьи и заметки "Монизм Вселенной" (1925г., 1931г.), "Причина космоса" (1925г.), "Двигатели прогресса" (1927-1928гг.), "Ум и страсти" (1928г.), "Любовь к самому себе или истинное себялюбие" (1928г.), "Воля Вселенной" (1928г.), "Неизвестные разумные силы" (1928г.), "Общественная организация человечества" (1928г.), "Научная этика" (1930г.), "Монистический материализм" (1931г.), "Есть ли бог" (1925г., 1931-1932гг.), "Ничего нет (Мысли безбожника)" (1932г.), "Космическая философия" (1935г.). Философские сочинения Циолковского несут на себе отпечаток влияния на его мировоззрение многих и зачастую самых противоречивых систем. Не случайно, Циолковский неоднократно замечал: "Все, что я пишу, конечно, навеяно чтением книг и работами других авторов... Что это так, видно из того, что я готов отречься от приоритета всего, что сообщаю...". Совокупность идей, гипотез, тезисов, составивших содержание его философских сочинений, Циолковский назвал "Космической философией". Ее центральным элементом стало смоделированное с помощью научных методов учение о смысле жизни и постижении его в процессе реализации нравственной практики. Иными словами, ядром „Космической философии", по утверждению самого Циолковского, является этика.
Заслугой Циолковского явилось то, что он впервые прямо и непосредственно ввел космический аспект в проблематику вза¬имосвязи наук, гуманистической и преобразовательной деятель¬ности. Человек, по Циолковскому, — космическое существо. Космос влияет на человека, но и человеческое общество своей деятельностью влияет на космическую природу.
Философские взгляды Циолковского исключительно мно¬гообразны, порой противоречивы, включая наряду с материа¬лизмом идеи панпсихизма и теософии, которые нашли свое выражение в положении о монизме научного знания, о един-стве земли и космоса [4,662].
В основе мира, по Циолковскому,  лежит  первопричина,  « первое, что мы можем сказать о причине, это то, что она не только нечто высшее вселенной, но и то, что она не имеет ничего общего с веществом» .  Циолковский уверен,  «мир создан, но это непонятно для человеческого ума». Что для нас безначально, то для причины имеет начало. Так нельзя отыскать начало в кольце.
Все космические бесконечности только составные части изделия, которое желательно было создать причине. «Но каково же ее могущество, если вселенная только одна из вещей причины», - задается вопросом великий руский ученый .
Циолковский признает существующей и действующей во Вселенной одну субстанцию и одну силу - материю в ее бесконечном превращении. Материи свойственно усложняться в своем развитии. Циолковский признает широчайшее распространение жизни в космосе, в разных формах (до крайне невероятных) и на различных ступенях ее развития, вплоть до самых совершенных, высокосознательных и бессмертных ее представителей. Жизнь для Циолковского возникает и продолжается в любых условиях. Сознательная жизнь не имеет никаких пределов и развивается даже без всяких условий: без атмосферного давления, без кислорода, без пищи, довольствуясь только солнечными лучами.
У Циоковского Вселенной свойственна такая организация, при которой она под руководством совершеннейших, подобных богам существ объединяет между собой ближайшие группы солнц, млечные пути, эфирные острова.
Циолковский, принимая кругооборот, как самый общий тип развития, все же признает в нем огромные отрезки восходящего, усложняющегося развития, но с последующим "разложением", "упрощением", возвратом в более элементарную форму и опять - новым витком еще большего усложнения, и так до бесконечности. Циолковский представлял себе Вселенную единым материальным телом, по которому бесконечно путешествуют атомы, покинувшие распавшиеся смертные тела, атомы, которые и есть неразрушимые "первобытные граждане", примитивные "я". Настоящая блаженная жизнь для них начинается в мозгу высших, бессмертных существ космоса, притом что огромнейшие промежутки "небытия", нахождения в низшем материальном виде, как будто и вовсе не существуют. Гарантией достижения бессмертного блаженства для мозговых атомов становится уничтожение в масштабах Земли и космоса несовершенных форм жизни, подверженных страданию, куда эти атомы могли бы попасть [3].
Космическая философия К.Э.Циолковского ощутимо повлияла на современную цивилизацию посредством космонавтики, которая стала одним из основных направлений НТР. Немаловажно и то, что она относится к числу немногих в русском космизме образцов целостной философско-мировоззренческой системы.
Важнейшими принципами космической философии, которые лежат в основе метафизики и научной картины мира Циолковского являются принципы атомистического панпсихизма, монизма, бесконечности, самоорганизации и эволюции.
Принцип атомистического панпсихизма напрямую связан с пониманием Циолковским материи. Циолковский говорил, что "Я не только материалист, но и панпсихист, признающий чувствительность всей Вселенной. Это свойство я считаю неотделимым от материи". Все тела Вселенной "имеют одну и ту же сущность; одно начало, которое мы называем духом материи (сущность, начало, субстанция, атом в идеальном смысле)", что очень сходно с философией Платона. "Атом-дух" ("идеальный атом", "первобытный дух") по Циолковскому, "есть неделимая основа или сущность мира. Она везде одинакова. Животное есть вместилище бесконечного числа атомов-духов, так же, как и Вселенная. Из них только она и состоит, материи, как её прежде понимали, нет. Есть только одно нематериальное, всегда чувствующее, вечное неистребляемое, неуничтожаемое, раз и навсегда созданное или всегда существовавшее". Следовательно, "атом-дух" - это элемент метафизической субстанции, лежащей в основе мира и отличной от элементарных частиц в современной физике.
Вселенная, по Циолковскому, бесконечна в пространстве и времени и включает в себя бесконечную иерархию космических структур - от атомов до "эфирных островов" разного уровня сложности. Мысль Циолковского о возможности сосуществования во Вселенной множества космосов намного опередила своё время, и теперь она нашла своё развитие в квантовой космологии.
Идея первопричины (причины) космоса как считал Циолковский "не может убедить и не имеет вида научной истины. Но я не могу лично обойтись без первопричины, всемогущей и благостной к своему созданию". По словам Циолковского всё, что для нашего ума безначально и бесконечно, то для первопричины конечно, даже нуль, т.е. для неё мир мог иметь начало. Всемогущая и нежно любящая своё творение первопричина находится вне Вселенной и может её уничтожить по своей воле. Причина "безмерно выше космоса" и несоизмерима со своим творением, т.к. создаёт вещество и энергию, что "космос сам не в силах делать". Проникновение в свойства причины приводит к неожиданным выводам этического значения, которые "не могут не иметь благотворного влияния на поступки человека и других сознательных".
Основные идеи космизма находят также своё отражение в рассуждениях Циолковского о "воле Вселенной". Если всё вокруг "порождено Вселенной. Она - начало всех вещей", то "от неё всё и зависит. Человек или другое высшее существо и его воля есть только проявление воли Вселенной". В контексте "живой Вселенной" метафизика человеческой судьбы состоит в том, что смерти нет. В процессе возникновения и распада союзов "атомов-духов" смерть "сливается с рождением". Новая жизнь "хотя и разрушима, но новое разрушение сольётся с новым совершенным рождением... Разрушения или смерти будут повторяться, бесчисленное множество раз, но все эти разрушения есть не исчезновения, а возникновения". Согласно космической философии "души хотя и нет", жизнь в ритмах эволюции Вселенной "непрерывна, счастлива, могущественна, никогда не прекращалась и никогда не прекратится", т.к. во временно мёртвом веществе нет субъективного ощущения времени. Такой подход к судьбе человека в космизме характерен только для Циолковского и является очевидной альтернативой "активно-эволюционного подхода". В соответствии с идеями космизма Циолковский считал, что человек отнюдь не вершина эволюции. Человечеству предстоит "идти вперёд и прогрессировать - в отношении тела, ума, нравственности, познания и технического могущества. Впереди его ждёт нечто блестящее, невообразимое". По истечении тысячи миллионов лет "ничего несовершенного ... на Земле уже не будет. Останется одно хорошее, к чему неизбежно приведёт наш разум и его сила". Космическое бытие человечества по Циолковскому "может быть подразделено на четыре основных эры:
1.   Эра рождения, в которую вступит человечество через несколько десятков лет и которая продлится несколько миллиардов лет.
2.   Эра становления. Эта эра будет ознаменована расселением человечества по всему космосу. Длительность этой эры - сотни миллиардов лет.
3.   Эра расцвета человечества. Теперь трудно предсказать её длительность - очевидно, сотни миллиардов лет.
4.   Эра терминальная займёт десятки миллиардов лет. Во время этой эры человечество ... сочтёт за благо включить второй закон термодинамики в атоме, т.е. из корпускулярного вещества превратиться в лучевое. Что такое лучевая эра космоса - мы ничего не знаем и ничего предполагать не можем".
Циолковский считал: пройдя несколько эволюционных этапов расселения и жизни в космосе, через сотни миллиардов лет превратится в вид лучистой энергии, заполнив собой все космическое пространство. Центральной в космической этике Циолковского стала идея о том, что цель жизни и вся деятельность разумного существа должны служить прогрессу всего космического целого, поскольку это приведёт к устранению в космосе несовершенства жизни, зла и страданий. Ц. Полную биохимическую перестройку обитателей Земли и превращение их в разумные «животные-растения», непосредственно перерабатывающие солнечную энергию. Утопические космические идеи Ц. были первыми попытками систематического изложения проблем, характерных для начала «космической Эры»: о месте разума в мировом целом, о его ответственности за Землю и Вселенную.
Для Циолковского человек - один из немногих далеко отставших меньших братьев тех высокоорганизованных сознательных существ, которые преобладают в космосе.
Раз идет все усложняющееся преемственное развитие форм жизни, то и человек получает определенный естественный шанс для своего совершенствования. Исходя из одного, общего желания превзойти, перерости нынешнюю противоречивую, промежуточную природу человека, проективная мысль начала работать в двух направлениях. В одном из них чувствовалось сильнейшее, направляющее действие дарвиновских идей естественного отбора, борьбы за существование как двигателей прогресса (та или иная форма, часто скрытая и неосознанная, социал-дарвинизма). Даже лучшие идеи этой ориентации искривлены полем этого воздействия [3] .
Но в значительно более гуманных вариантах логическая и душевная установка на "селекцию" прослеживается в некоторых идеях Умова и Циолковского. При всем пафосе творчества, одухотворения мира и человека в их построениях временами звучат жесткие элитарные нотки: у Умова дается внутреннее согласие на неизбежность вымирания неких людей-автоматов, не сумевших подняться на гребень эволюции; у Циолковского встречается идея "искусственного подбора", приводящего к созданию "существ без страстей, но с высоким разумом", или задача "профилактического" уничтожения несовершенных, низших форм жизни.

Циолковский говорит о необходимости и возможности выхода человека в космос и космическом расселении человечества. Слова Циолковского: “Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет, и уже в конце концов исполнение венчает мысль”.
  Как полагает Циолковский: «Время сделает человека когда-нибудь хозяином Земли. Он будет распоряжаться жизнью растений и животных, даже собственной судьбой. Он будет преобразовывать не только Землю, но и существа, не исключая самого себя» [7].
Вступление человечества в космическую эру приведет в грядущем к расселению его во всем мировом пространстве. Циолковский размышлял и над дальнейшими судьбами че¬ловеческого рода. За «эрой рождения» космического чело¬вечества последует «эра становления» его и далее «эра рас¬цвета». Заключительная «терминальная эра» наступит тогда, когда корпускулярное вещество превратится в лучевое при сохранении разума [1,122].
Но и это не предел: «Пройдут миллиар¬ды лет, и опять из лучей возникнет материя высшего класса и появится, наконец, сверхновый человек, который разумом будет настолько выше нас, насколько мы выше однокле¬точного организма... Космос превратится в великое совер¬шенство».

0

5

Теория ноосферы В.И Вернадского

Говоря о русском космизме, нельзя не упомянуть имени выдающегося естествоиспытателя В. И. Вернадского (1863— 1945), опиравшегося на опыт мировой науки (в частности, на идеи Леруа и Тейяра де Шардена). Он разрабатывал кон¬цепцию ноосферы как будущей стадии разумного развития биосферы. Последнюю он понимал как космическое явле¬ние, подчиненное закону цефализации, когда уровень раз¬вития мозга (центральной нервной системы) идет только впе¬ред. Поэтому «ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете», когда человек впервые «становится круп¬нейшей геологической силой» [1,122].
Уже трактовка Федоровым регуляции как "правящего разума природы", как "внесения в природу воли и разума" содержит в себе ядро ноосферной теории. Регуляция природы определяет себя как принципиально новая ступень эволюции, как сознательно-волевое преобразовательное действие, выполняемое "существами разумными и нравственными, трудящимися в совокупности для общего дела". В традиции христианского космизма аналогом идеи ноосферы и ноогенеза (становления ноосферы) стала концепция Богочеловечества, богочеловеческого процесса обожения, преобразование мира.
Вернадский как ученый-натуралист больше других сделал для объективного изучения складывающейся в геологическом и историческом времени реальности ноосферы; он провидел сущность "ноосферы как цели", как идеала, а также ее задачи и движущие силы. В ХХ веке, по чувству и мысли ученого, возникли значительные материальные факторы перехода к ноосфере, к осуществлению идеала сознательно-активной эволюции. Первый из этих факторов - вселенскость человечества, т.е. "полный захват человеком биосферы для жизни". Вся Земля не просто преобразованна и заселена до самых труднодоступных и неблагоприятных мест, но человек проник во все стихии: землю, воду, воздух, а сейчас способен жить и в околоземном, космическом пространстве. Второй, может быть, решающий для создания ноосферы - единство человечества. Многие привыкли относиться к идеи единства, равноправия и братства всех людей как к благородной нравственной идеи, начавшей пробиваться в относительно недавней истории с мировых религий, великих философских систем, литературных произведений. Вернадский представляет эту идею как природный факт. "Биологически это выражается в выявлении в геологическом процессе всех людей как единого целого по отношению к остальному живому населению планеты". Единство человека, считает Вернадский, в наше время в многом стало "двигателем жизни и быта народных масс и задачей государственных образований". Будучи еще весьма "далеким от своего осуществления", это единство как стихийное, природное явление пробивает себе путь, несмотря на все объективные социальные и межнациональные противоречия и конфликты. Созидается общечеловеческая культура, сходные формы научной, технической, бытовой цивилизации; самые отдаленные уголки Земли объединяются быстрейшими средствами передвижения, эффективными линиями связи и обмена информацией. Третий фактор - омассовление общественной, исторической жизни, когда "народные массы получают все растущую возможность сознательного влияния на ход государственных и общественных дел" [3].
В. И. Вернадский указывает на существование трех различных пластов реальности: 1) космических просторов; 2) атомных явлений; 3) жизни человека, природных явлений ноосферы и нашей планеты, взятых как целое. Эти три пласта отличны друг от друга по свойствам пространства-времени. Они проникают друг в друга, но и отграничиваются друг от друга в содержании и методике изучаемых в них явлений. Основные предпосылки возникновения стадии ноосферы, по В. И. Вернадскому, таковы: 1) распространение человека — одного биологического вида, обладающего разумом, — по всей поверхности планеты, победа этого вида в борьбе с другими биологическими видами; 2) развитие средств связи и обмена, интегрирующих людей в единое целое; 3) открытие новых источников энергии (атомная, солнечная и др.), придающих деятельности человека масштаб геологических преобразований; 4) массовая демократизация государственного устройства, допускающая к управлению обществом все более широкие массы населения; 5) взрыв научного творчества в XX в., обладающий геологическим масштабом своих последствий. Своеобразным венцом развития ноосферы должна стать автотрофность человечества, т.е. освобождение его от необходимости получать энергию от растительного и животного мира Земли, — условие отрыва будущего человечества от одного планетного тела и перехода его эволюции в космос. В. И. Вернадский показал, что развиваемые им понятия биосферы и ноосферы являются главным связующим звеном в построении многоплановой картины мира [8].
Дальнейшее развитие человечества, по Вернадскому, будет состоять "в изменении форм питания и источников энергии, доступных человеку". Ученый имеет в виду овладение энергией Солнца, а также "непосредственный синтез пищи, без посредничества организованных веществ", умение поддерживать свой организм, как растения - из самых элементарных природных неорганических веществ. Уже в растении солнечная энергия "перешла в такую форму, которая создает организм, обладающий потенциальным бессмертием, не уменьшающим, а увеличивающим действенную энергию исходного солнечного луча". У Федорова задача превратить питание в "сознательно-творческий процесс - обращения человеком элементарных, космических веществ в минеральные, потом растительные и, наконец, живые ткани" не только была поставлена, но и осмыслена как одно из направлений в деле реального овладения человеком бессмертной природой, как одно из условий обретения им "причины самого себя". Циолковский также писал о будущем человеке, "животном космоса", прямо ассимилирующем в своем питании солнечные лучи и элементарные вещества среды и могущем быть бессмертным.
В трудах В. И. Вернадского анализировались многие проблемы методологии и философии науки. Особенностью научной мысли В. И. Вернадский считал ее вселенскость; она охватывает всю биосферу, все человечество и выступает как сила, создающая ноосферу. Отдавая приоритет науке, В. И. Вернадский вместе с тем подчеркивал, что она неотделима от философии и не может развиваться в ее отсутствие. Научное познание, утверждал он, расширяется не путем только логических приемов мышления; его источником служат также вненаучные сферы мышления, философия и религия. В. И. Вернадский обосновывал идею плодотворности взаимодействия всех сфер человеческой культуры.

0

6

Итак,  в  русском космизме, начиная с Федорова, прочно утверждается убеждение: человечество, самодовольно погрязшее в низшей свободе, свободе метаться во все стороны, изведывать все искусы, все возможности своего природного круга существования, никогда не сможет обрести высшей свободы благого избрания идеала ноосферы (или Царствия Небесного), если оно не начнет направленно преобразовывать саму свою теперешнюю физическую природу, так чтобы она постепенно становилась способной осуществлять этот высший идеал, ноосферный. Прочное нравственное совершенствование человека можно только вместе с физическим его преображением, освобождением от тех природных качеств, которые заставляют его пожирать, вытеснять, убивать и самому умирать. Одним словом, утверждают космисты, необходима реальная, активная работа над преодолением своей нынешней "промежуточности" и несовершенства.
   Родоначальником всей активно-эволюционной, космической мысли в России был "искатель истины" Н.Ф.Федоров с его учением "общего дела".   Признав внутреннюю направленность природной эволюции ко все большему усложнению и к появлению сознания, Федоров приходит к следующей мысли: всеобщим познанием и трудом человечество призвано овладеть стихийными, слепыми силами вне и внутри себя, выйти в космос для его активного освоения и приображения, обрести новый, бессмертный космический статус бытия, причем в полном составе прежде живших поколений. Сознательное управление эволюцией, высший идеал одухотворения мира раскрывается у Федорова в последовательной цепочке задач: это регуляция "метеорических", космических явлений; превращение стихийно-разрушительного хода природных сил в сознательно направленный; создание нового типа организации общества - "психократии" на основе сыновнего, родственного сознания; работа над преодолением смерти, преобразованием физической природы человека; бесконечное творчество бессмертной жизни во Вселенной. Для исполнения этой грандиозной цели русский мыслитель призывает ко всеобщему познанию, опыту и труду в пределах реального мира, реальных средств и возможностей при уверенной предпосылке, что эти пределы будут постепенно расширяться, доходя до того, что пока кажется еще нереальным и чудесным.
Созерцательное отношение или экстатически-религиозное переживание единства человека и космоса, уходящее в глубокую древность, преобладало тысячелетия и века. И только с Федорова и Циолковского и других мыслителей-космистов в философию и науку входит требование преобразовательной активности со стороны человечества (так сказать, соборного микрокосма), направленной на макрокосм.
Разрабатывая свой проект регуляции, Федоров с самого начала подчеркивал неотделимость Земли от космоса, тонкую взаимосвязь происходящего на нашей планете с целым Вселенной. В ХХ веке исследование земно-космических взаимосвязей стало уже целым направлением в научном творчестве. Обработка огромного статистического материала показала, что периоды стихийных бедствий, эпидемических и инфекционных заболеваний совпадают с циклами солнечной активности. В ходе же дальнейших исследований было обнаружено: биологические и психические стороны земной жизни связаны с физическими явлениями космоса: подобно чуткому нервному узлу, каждая живая клетка реагирует на ту "космическую информацию" (термин, введенный Вернадским), которой пронизывает ее "большой космос". Само явление жизни на Земле - продукт деятельности всего космоса, здесь, как в фокусе, сосредоточились и преломились его творящие лучи. Сверхидеей, которая может подвигнуть сынов человеческих на совместный труд, должна стать патрофикация — "объединение сынов для воскрешения отцов", где под "отцами" понимаются все предки, жившие когда-либо на земле. Это соборное "общее дело" должно реализовываться современной наукой, стоящей на рубеже веков перед невиданным взлетом (который отуманил многие умы иллюзией возможного гигантского преобразования природы, общества и человека в духе концепций титанизма XX в.)
С именем Циолковского связаны прежде всего выдающиеся достижения ин-женерной мысли в области ракетостроения и практического освоения человеком космического пространства. Но Циолковс¬кий — не только гениальный инженер и изобретатель. Он ос¬новоположник прежде всего теоретической космонавтики.
Заслугой Циолковского явилось то, что он впервые прямо и непосредственно ввел космический аспект в проблематику вза¬имосвязи наук, гуманистической и преобразовательной деятель¬ности. Человек, по Циолковскому, — космическое существо. Космос влияет на человека, но и человеческое общество своей деятельностью влияет на космическую природу.
Космическая философия К.Э.Циолковского ощутимо повлияла на современную цивилизацию посредством космонавтики, которая стала одним из основных направлений НТР. Немаловажно и то, что она относится к числу немногих в русском космизме образцов целостной философско-мировоззренческой системы
Вернадский как ученый-натуралист больше других сделал для объективного изучения складывающейся в геологическом и историческом времени реальности ноосферы; он провидел сущность "ноосферы как цели", как идеала, а также ее задачи и движущие силы. В ХХ веке, по чувству и мысли ученого, возникли значительные материальные факторы перехода к ноосфере, к осуществлению идеала сознательно-активной эволюции.
В трудах В. И. Вернадского анализировались многие проблемы методологии и философии науки. Особенностью научной мысли В. И. Вернадский считал ее вселенскость; она охватывает всю биосферу, все человечество и выступает как сила, создающая ноосферу. Отдавая приоритет науке, В. И. Вернадский вместе с тем подчеркивал, что она неотделима от философии и не может развиваться в ее отсутствие. Научное познание, утверждал он, расширяется не путем только логических приемов мышления; его источником служат также вненаучные сферы мышления, философия и религия. В. И. Вернадский обосновывал идею плодотворности взаимодействия всех сфер человеческой культуры.
Сила космистов в том, что обосновали и нравственную и объективную необходимость активной эволюции, ноосферы. Ноосферное направление избрано самой эволюцией, глубинным законом развития мира, выдвинувшим разум как свое орудие. Научными фактами, эмпирическими обобщениями Вернадский доказывает нам: работать против эволюции, против нового и объективно-неизбежного, сознательного, разумного ее этапа, преобразующего мир и природу самого человека, неразумно и бесполезно.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. А. Гулыга. Творцы Русской идеи. М.  Гвардия. 2006. 
2. В.В. Серби. Русская философия. Курс лекций. М. 2005.   
3. Русский космизм.
                           http://www.countries.ru/library/russian/kosmizm.htm (27.01.2011)
4. История философии. Ростов -на- Дону. Феникс 2007.
5. История философии: Запад-Россия-Восток
(книга третья. Философия XIX — XX в.). (Сборник)
          http://filosof.historic.ru/books/item/f … t107.shtml (27.01.2011)
6. К. Циолковский  «Причина космоса»
                     http://bookland.net.ua/book/61966+Prichina+kosmosa.html (28.01.2011)
7. К.  Циолковский «Ум и страсти»
                             http://bookland.net.ua/book/61955+Um+i+strasti.html (28.01.2011)
8. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник М.
                                                                               ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

Germania30

0


Вы здесь » Наследие предков » Философия, Философская Антропология, Культура » Философия русского космизма