http://breanainn.livejournal.com/28764.html

Дэвид Фроули (или Вамадева Шастри) – автор более тридцати книг по таким темам как Веды, индуизм, йога, ведическая астрология и др., опубликованных в Индии и Соединенных Штатах. Он является основателем и директором Американского института ведических исследований в Санта-Фе (Нью-Мексико), который предлагает образовательную программу по философии йоги, Аюрведы и ведической астрологии. Предлагаемый очерк Д. Фроули имеет очень важное значение в изучении древней истории ариев. Главным выводом статьи является то, что т. н. "доарийская" высокоразвитая цивилизация Хараппы скорее всего являлась также по сути ведической и арийской, а арии, пришедшие, как считается, с Севера во II тыс. до н. э., были по отношению к этой цивилизации родственными племенами. Таким образом аксиоматика вторжения и завоевания долины Инда ариями во II тыс. до н. э. ставится под сомнение. Эту теорию поддерживают другие ученые, в частности индолог профессор Клаус Клостермайер развил эти идеи в статье "Вопросы теории арийского вторжения и пересмотр истории древней Индии".

Однако слабым звеном ученого, конечно же, является попытка замалчивания таких тем, как наличие расово дифференцированной кастовой системы в Индии, а также факта принадлежности дравидов и их потомков к чернокожей расе. Если система варн и каст действительно возникла еще в цивилизации Хараппы, как предполагают некоторые индологи, т. е. создана предками тех ариев, которые пришли в долину Инда позже, то это вовсе не может стать основой для отрицания того факта, что Индостан населяла черная раса, которая осталась на руинах погибшей цивилизации, построенной отнюдь не ею. Их современные потомки это явно отпрыски черных автохтонов, и никакие ссылки на археологию не могут устранить очевидность. Арии практиковали похоронный ритуал сожжения, поэтому останки в захоронениях им не принадлежат, сравнение их с антропометрическими показателями нынешнего населения Индии ничего не дают.

В действительности автор в целом прав в том, что никаких войн между ариями и черными дравидами не могло быть. Он ошибается только в причинах. Это было исключено ввиду примитивности последних, их слабого технического оснащения и, следовательно, невозможности оказать достойное сопротивление (ведь цивилизация Хараппы к тому времени уже погибла). Войны древнеиндийского эпоса представляют собой преимущественно описания событий доисторических времен (война с ракшасами Рамаяны, битва на поле Курукшетра с применением сверхоружия), или же это войны между самими ариями (битвы Ригведы), и вряд ли относятся к эпохе арийского вторжения в Индию во II тыс. до н. э. Темнокожие аборигены добровольно подчинились белым кшатриям и были вынуждены занять в кастовой системе ариев низшее положение (аналогичная ситуация имела место и в Америке, где конкистадоры очень легко подчиняли индейцев, считавших их богами). Основной тезис Фроули подтверждается: завоевания ариями Индии не было, но этот факт должен рассматриваться в несколько ином этноисторическом контексте. С таким выводом соглашаются некоторые индологи, которые ставят под сомнение не только вторжение, но и даже просто само появление ариев в Индии как некий строго очерченный хронологическими рамками исторический процесс: "Факт прихода индоариев в Индию не имеет исторических и археологических свидетельств. Он был выведен исключительно дедуктивно средствами компаративной филологии и лингвистического анализа" (Иванова Л. Индуизм. М. 2003, стр. 18). Значит ничто не мешает выдвинуть гипотезу о том, что арии жили в Индии с незапамятных времен, эту мысль и хотят донести до читателей Фроули и Клостермайер.

Фроули, однако, делает ошибки, когда касается вопроса боевых колесниц (это я откомментировал в тексте). Также непонятно, почему им отрицается связь между ариями, вторгшимися на Индостан, и ариями, завоевавшими Ближний Восток примерно в тот же самый период. Даже если ведическая цивилизация Инда уходит своими корнями далеко в прошлое, как считает автор, для отрицания такой связи всё же нет оснований. Ведь она гораздо более очевидна, чем связь между "хараппцами" и т. н. "второй волной" арийского переселения. Протоиндская цивилизация вполне могла стать базой для экспансии ариев на Запад, сохраняя в то же время связи со своей северной исторической прародиной. Клостермайер прямо называет Индию "колыбелью цивилизации", история которой древнее Шумера и Египта, а это значит, что именно арии являлись основателями развитых урбанистических социумов. Он полагает, что их распространение происходило по направлению восток → запад. Косвенно это даже подтверждается Библией: "Двинувшись с востока, они нашли в земле Шинаар (Шумер) равнину и поселились там" (Быт. 11:1). Это сообщение имеет больший исторический вес, чем другие библейские сведения о расселении народов из Урарту, которая по отношению к Шумеру находилась на Севере.

Тем не менее, его статья является очень важной, ибо проливает свет на формирование индуизма и теорию смешения культур, которую так любят ангажированные индологи, стремящиеся доказать, будто ведийская культура не является чисто арийской, а создана на основе религии черной расы, в то время как сами арии представляли собой всего лишь примитивных кочевников-варваров, изобретших свою философию на основе заимствований. Черная раса, однако, не формировала "доиндскую" цивилизацию, как и индейцы не создавали те культуры, на развалинах которых они проживали к моменту прихода испанских колонизаторов. Майя, ацтеки, инки ждали возвращения "белых богов", некогда принесших им земледелие, науки, искусства, ремесла и письменность. Их знать и жрецы еще отличались в сторону более светлой пигментации, свой род они производили от белых божеств. Похожая модель, надо полагать, сложилась и в Индии. А это значит, что боги дравидийских племен не есть порождение черной культуры, эти боги являлись такими же белыми цивилизаторами, как Кецалькоатль и Виракоча для индейцев (или божества Оанны для шумеров, Осирис для египтян и т. д.). В Индии такие божества, как Шива (наряду с шактизмом и тантризмом) и Кришна, культ которых, вероятно, своими истоками, по мнению ученых, простирается в "протоиндскую" цивилизацию Хараппы, были включены в арийский пантеон на законных основаниях – как божества родственной ариям культуры. Столь развитые философские воззрения и системы, которые характерны особенно для шиваизма и шактизма, не могли быть плодом отсталых лесных племен, поклонявшихся камням, деревьям и источникам и употреблявшим самую примитивную магию, приносившим кровавые человеческие жертвы (против чего всегда выступали брахманы). Высокая философия шиваизма и шактизма – это продукт одной и той же культуры, как бы её не называть, а вовсе не следствие слияния расово чуждых феноменов. Конечно, на Ближнем Востоке арии принимали в свой пантеон богов Анатолии, Месопотамии, Ханаана и Египта (как это сделали, например, индоарии гиксосы), но опять же, хочется подчеркнуть: высокие цивилизации Шумера и Египта также были основаны не семитами и не негроидами, но, очевидно, той же самой расой, которая создала древние города Инда, а следовательно, по теории Фроули и Клостермайера, родственным ариям народом.

В этой связи хочется сделать несколько замечаний на полях книги советского индолога Н. Гусевой "Индуизм" (Вече, 2005). Несмотря на предоставленные ею многочисленные очень интересные сведения и детали, тем не менее, автор порой производит впечатление оболваненной советской пропагандой интернационализма дурочки, у которой, мягко говоря, не все дома. Гусева явно плохо понимает то, о чем пишет. Она формирует полностью искаженное представление об основах ведической культуры и о ведических ариях. В частности она утверждает, что кауравы были смешанными ариями, а пандавы являлись ими совсем "в незначительной степени", поскольку "их мать, царица по имени Кунти, происходила из темнокожего народа вришни-ядавов, царевичем которого был прославленный в эпосе Кришна ("Черный"). По своей же отцовской линии пандавы вообще неизвестно кто". По мнение индолога, Вьяса или иначе Васудева, позже обожествленный автор или редактор-составитель эпоса Махабхараты, Пуран и других ведических текстов, также являлся негроидом (стр. 46-48). Если учесть, что Васудева был родоначальником как кауравов, так и пандавов, выходит, что и те и другие не были ариями или являлись ими "в незначительной степени". Этим, конечно, дискредитируется вся ведическая культура, которая точно также должна иметь арийские корни "лишь в незначительной степени".

Все эти абсолютно бездоказательные басни советской интернационалистки вполне опровергаются самими Ведами, где родители Вьясы, как и он сам, носят не дравидийские, а санскритско-ведические имена (Парашара и Сатьявати). Что же касается народа ядавов или яду, из которого происходил Кришна, то это было именно арийское племя. Оно упомянуто в "Ригведе" как одно из пяти арийских племён (I.54.6, I.108.7, X.62.10). Следовательно царица Кунти не была темнокожей. От ядавов вели своё происхождение раджпуты – этно-сословная группа в составе арийских кшатриев на севере Индии. На санскрите krsna действительно значит "черный". Однако собственное имя Кришны только совпадало с нарицательным, но имело другое значение. Ударение в имени Кри́шна падает на первый слог, в то время как в слове krsna (черный) на второй (кришнá). К тому же, как правило, Кришна изображался синекожим, наряду с другими богами ведийского пантеона – Шивой и Вишну. В такой традиции была заложена определенная сакральная символика, а вовсе не указание на цвет кожи (кстати, для обозначения черного цвета четвертой низшей варны употреблялся термин tamas, а не krsna). Ряд индуистских богов изображались зеленокожими, однако это не служит доказательством существования зеленой расы (зеленый цвет – цвет растительности, возрождения, поэтому зеленым часто изображался Осирис). В Махабхарате (Удьйогапарва, 71.4) говорится: "Слог "криш" указывает на притягательную природу Господа, а слог "на" означает духовное наслаждение. Если к глагольному корню "криш" добавить суффикс "на", получится слово "Кришна" — имя Абсолютной Истины". Значение krsna многогранно. В ряду смыслов этого санскритского (а значит не местного, дравидского) термина содержатся значения "всепритягательный" и "тайна". Кришна не был чернокожим божеством, а его культ, если и происходил из цивилизации Хараппы, то она, как считает Фроули, была тоже арийской и ведийской.

Из этой же древней культуры, как предполагают, берет начало и почитание Шивы, которого Н. Гусева столь же настойчиво, но также безосновательно, записывает в пантеон черных дравидийских богов. В действительности же из всех направлений индуизма к древней ведической религии ариев наиболее близок, как по духу, так и по форме ритуала, североиндийский (кашмирский) тантрический шиваизм. Именно кашмирские брахманы считаются сохранившими наиболее чистые генеалогические линии. Шиваизм напрямую восходит к древневедическому культу Рудры, который, в свою очередь, был тесно связан с еще более архаичными доведическими индоевропейскими верованиями пратантрического типа (у славян культ Рода). Тем не менее, в "Ригведе" шива упоминается в качестве эпитета ведийского бога Рудры, поэтому данное имя было известно древним ариям, хотя и не применялось широко. Оно тоже оказывается не дравидийским, а санскритским. Никакого искусственного синкретизма между местным Шивой и ведийским Рудрой, стало быть, никогда не происходило, потому что ариям уже было знакомо имя Шивы до гипотетического прихода в Индию (период сложения гимнов "Ригведы") и он отождествлялся с Рудрой уже на раннем этапе. Просто позднее культ Шивы был теологически развит брахманами. Шиваизм это наиболее монистическая доктрина, в этом отношении она близка буддизму. Центральной философией шиваизма является монистический теизм, включающий в себя также йогический аскетизм и прикладную магию. Кашмир с древности являлся главным центром брахманической философии, стороннее влияние на него автохтонных племен Индии полностью исключено. Интересно, что в самых ранних антропоморфных скульптурах Шива изображен с сосудом для воды в руке, а это явный признак того, что он предстает в облике белого брахмана, который не может подвергать себя риску всевозможных ритуальных осквернений, в т. ч. от низших каст. Между прочим, культ Шивы на юге Индии разнесли сами арии, в частности арийский царь Махендраварман (VII в.), отсюда популярность Шивы среди черного населения этого региона. Именно здесь широко распространено поклонение лингаму, однако почитание фаллоса осуждается "Ригведой" как характерная черта неарийского культа (VII. 21.5; X. 99.3).

Темнокожие племена Индии лишь частично перенимали верования более высокого общества, но не создавали никакой развитой философии и религиозной практики. Перенимали часто в искаженном виде, как, например, известное ответвление шиваизма "тантризм левой руки", резко осуждаемое составляющими абсолютное большинство ортодоксальными шиваитами. Не белые брахманы заимствовали верования примитивных аборигенов, а как раз наоборот – последние брали образцы духовности у расы, которая принесла на Индостан свои религиозные воззрения, науки, искусства, письменность. Религиозный синкретизм был свойствен как раз неариям. Шудры и чандалы (неприкасаемые), преимущественно представители черной расы, не допускались к чтению и изучению Вед и совершению ритуалов, а значит они сами были лишены каких-либо ведических знаний, арийские брахманы от них не могли ничего "заимствовать" и включить в Веды. Отношение к ним "Ригведы" было однозначным: их называли сквернословами, демонами, не знающими правильного труда (акарма), беззаконниками (аврата), безбожниками (адевайя), не приносящими правильных жертв (аяджван), не имеющими богопочитания (абрахма), варварами (млеччха); они сравнивались с животными из-за своей "темноты" и считались пригодными лишь для рабства, а если арий прикасался к ним, то это его оскверняло и он должен был пройти обряд очищения.

Тот факт, что именно шиваизм является наиболее идентичной индоарийской религиозной системой, имеет огромное значение для ариохристианства, ввиду установленной связи Иисуса с Кашмиром. Его появление там вызвано не погоней за "заблудшими овцами Израиля", как бредят некоторые исследователи, а тем, что именно здесь он проходил обучение и черпал знание из наиболее чистого и неповрежденного источника ведической философии. Весьма вероятно, что Кашмир также являлся родиной его предков. Более подробно с этой темой можно ознакомиться по исследованию Ф. Хасснайна "В поисках исторического Иисуса" (М. 2006). Обращу лишь внимание, что по арабским источникам Иисус был известен в этих местах под именами Иса или Юз Асаф, однако подлинное его имя зафиксировано в арамейских источниках, а также в Талмуде, оно побуквенно произносилось как Ишва (в другом варианте – Ишуа). Ишва же есть не что иное как конвергентное имя Шивы, в полном варианте оно звучит Ишвара, что на санскрите значит Господь, как часто именовали Иисуса ученики. Ишварой считались воплощения Вишну. В санскритских источниках, в древнеиндийском тексте "Бхавишья Махапурана", датируемом ок. 115 г. н. э., сообщается о Кашмирском царе Шалихаване, который "установил границу между ариями и млеччхами (амлекитами), определив реку Синдху (Инд) в качестве границы между двумя группами народов". Далее говорится о том, что царь саков в месте под названием Вьен около Пампура в Кашмире встретил светлокожего святого человека, назвавшего себя Ишвара Путурам (Сын Господа), который поведал ему о себе и рассказал, как он "проповедовал истину амлекитам" в "далекой земле, где нет истины и зло не имеет пределов" и "пострадал от них" (стр. 226-228). Таким образом этот индийский памятник прямо указывает на то, что иудеи являлись амлекитами, тождественными млеччха ("варварам") Вед, а Иисуса называет подлинным именем Ишвары (Шивы), которое к еврейскому имени Йегошуа не имеет отношения. Из этого ясно, что истоки учения Иисуса следует искать не в иудаизме, а в индоарийских философских школах, скорее всего шиваитских. От ариев он вел, очевидно, и свою генеалогию.

© Breanainn