Гамельнский крысолов

Источник

В Нижней Саксонии, на берегу реки Везер, неторопливо катящей свои воды в Северное море, расположился небольшой немецкий городок Гамельн. Это патриархально тихое сегодня место было в прошлом ареной поразительных событий, волновавших впоследствии не одно поколение писателей, ученых и поэтов.
Речь пойдет о знаменитой истории гамельнского Крысолова-флейтиста и о детях, якобы погубленных им. Легенда эта была настолько популярна в творческих кругах, что сюжет ее вдохновлял в разное время таких знаменитостей, как Генрих Гейне и Проспер Мериме, Роберт Браунинг (поэма «Флейтист из Гамельна») и Валерий Брюсов. В этом списке мы встретим и Гете, посвятившего главному герою нашего рассказа большую балладу.
О чем же гласит сама легенда? В эпоху Средневековья в Саксонии сложилось устное предание, повествующее о том, как Гамельн стал объектом нападения полчищ прожорливых крыс. Местный магистрат был в растерянности; жители впали в панику. Но на помощь горожанам неожиданно пришел некий флейтист. С помощью своего инструмента он выманил крыс за городские ворота и, заворожив волшебной музыкой, заставил одну за другой погрузиться в воды реки Везер. Короче говоря, утопиться. Жители вздохнули с облегчением, но на этом история, как известно, не закончилась. Жадные отцы города отказались заплатить флейтисту обещанное. Тогда он, уходя из Гамельна, в гневе заиграл снова. Однако теперь за ним пошли уже не грызуны, а дети неблагодарных горожан. И никто не смог остановить ни их, ни музыканта-волшебника. Больше детей никто никогда не видел.
Такова легенда. Но легенда ли? Уже в ряде средневековых документов обнаруживаются подтверждения того, что предание о Крысолове, скорее всего, не вымысел, а реальное историческое событие. Из ранних произведений можно упомянуть труд «Гибель детей Гамельна» Иоганна Помариуса, относящийся к XIV веку. Но более интересна городская летопись. Цитируемый ниже отрывок является сегодня наиболее достоверной частью предания.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/38/230/38230099_1232095523_kruysolov1.jpg
«В 1284 году, в день Иоанна и Павла, что было в 26-й день месяца июня, одетый в пестрые покровы флейтист вывел из города сто и тридцать рожденных в Гамельне детей на Коплен, близ Кальварии, где они и пропали».
В данном тексте приводятся, как мы видим, лишь голые факты, никак не объясняющие смысла происшедшего. По-прежнему остается неясным, как загадочному флейтисту удалось подчинить своей воле детей и главное — «нейтрализовать» родителей. «Здесь попахивает колдовством», — сказали бы раньше. В наши дни, скорее всего, предположили бы, что Крысолов владел искусством массового гипноза.
В XVI—XVII веках в легенде был еще один любопытный отрывок, позже исчезнувший. В нем говорилось, что двум ребятишкам все же удалось спастись и они сообщили жителям города подробности исчезновения товарищей. Из их сбивчивого рассказа следовало, что, отстав из-за усталости от других ребят, они увидели, как дети вслед за Крысоловом вошли в горную пещеру и каменные стены сомкнулись за ними. Через несколько недель после этих событий один из уцелевших детей онемел, а другой лишился зрения. Суеверные горожане посчитали случившееся кознями Сатаны. Они были уверены, что это именно он явился в город под видом флейтиста.
Помимо недостатка фактов, нашедших отражение в хрониках и книгах, исследования загадочной истории затрудняются еще и тем, что некоторое время спустя после описываемых событий в Гамельне началась эпидемия чумы, унесшая большинство свидетелей трагедии.
В наши дни предлагалось немало версий, пытавшихся научно объяснить историю гамельнского крысолова без всякой мистики и чертовщины. Одни исследователи полагали, что в городе случилась эпидемия чумы или дифтерии, убившей детей, а образ флейтиста считали аллегорическим символом вошедшей в город болезни. Другие выдвигали гипотезу, что персонажами драмы были не дети, а молодые горожане, павшие в сражении с войсками епископа вестфальского города Минден. Однако эта битва произошла на четверть века раньше 1284 года, и убито в ней было не более тридцати человек. К тому же совсем непонятно, как произошло столь сильное искажение реальных событий? Разве что сослаться на сомнительный аргумент: мол, в жизни и не такое бывает...
Более интересную гипотезу выдвинул ученый Мейнард, утверждавший, что дети пали жертвой охватившего их особого «танцевального» психоза. Он приводил многочисленные примеры подобных случаев из области истории и медицины. Вспомним хотя бы эпизод с Детскими крестовыми походами, когда подростки, как бы охваченные внезапным безумием, безоружными отправлялись в путь, надеясь победить мусульман с помощью песен религиозного содержания.
Еще одна версия сводится к следующему. В 1284 году некий вербовщик, проходя через Гамельн, уговорил молодых горожан последовать за ним для переселения в другое место. Перейдя через горы, все эти люди оказались на территории современной Румынии и поселились там. Роберт Браунинг пишет:

И это племя в Трансильвании

От всех отлично оттого,

Что предки дальние его,

Как нам поведало преданье,

Когда-то вышли на простор

Из подземелья в сердце гор,

Куда неведомая сила

Их в раннем детстве заманила.

В подтверждение данной теории указывали на витраж XVI века, установленный в гамельнском соборе Март-кирхе. На нем изображен уход детей вслед за «эмиграционным агентом».
Предложенная разгадка кажется вероятной, но лишь на первый взгляд. В XIII веке городское население Европы в большинстве своем принадлежало к определенным ремесленным цехам, и старшие мастера вряд ли отпустили бы своих детей в подобное путешествие. Это означало бы потерю продолжателей семейных профессий и привело бы к развалу цеховых производств. Легко сняться и уйти из города могла только голытьба — люди, не имевшие постоянного заработка и профессии, этакие колонисты вербовщикам были не нужны. Кроме того, достаточно просто взглянуть на карту, чтобы увидеть, какое огромное расстояние отделяет Гамельн от Трансильвании, и понять, что это не самое лучшее место для вербовки мастеровых.
Итак, версий много, «а воз и ныне там». Но вот ученые взялись за дело более серьезно. В 1980-е годы известная немецкая исследовательница Вальтраут Вёллер отправилась на злополучное место и попыталась раскрыть загадку Га-мельна. В первую очередь она решила найти те места, о которых сообщала городская летопись. Розыски гористой местности под названием Коппен продолжались долго. Вначале за нее ошибочно приняли большой холм неподалеку от въезда в Гамельн. Однако никаких пещер в нем обнаружено не было. Тогда решено было проверить более отдаленные районы: и вот старания фрау Вёллер в конце концов увенчались успехом. Как оказалось, в пятнадцати километрах от городских ворот Гамельна в горах находится болотистая котловина, окруженная со всех сторон мрачными скалами. Местные жители не любят там бывать и называют ее «Чертовой ямой». Скалы, обрамляющие впадину, отвесны: к ней ведетлишьодно узкое ущелье, практически непроходимое в наше время. Дно котловины занимает трясина, частично заваленная каменными глыбами и полусгнившими стволами деревьев.
Как вспоминала позже Вёллер, даже спустя семьсот лет после трагедии место это выглядело настолько зловеще, что ей стало не по себе. Продолжая свою работу, неутомимая немка выяснила, что развалины, находившиеся неподалеку, некогда были замком, носившим название Коппенбург. Рядом располагалась небольшая деревня Коппенбрюгге. Местные старожилы, как пишет Вёллер, до сих пор рассказывают истории о том, как в «Чертовой яме» погибли какие-то люди.
Теперь надо было установить, отчего все же погибли га-мельнские дети и почему они оказались так далеко от своих домов. И опять Вёллер обратилась к истории. Ей помог календарь: ведь день 26 июня так близок к 21 -му числу — времени летнего солнцестояния, которое всегда праздновалось в странах Европы. Исследовательница установила, что на скалах, окружавших «Чертову яму», в эти дни издавна проходили народные гулянья и зажигались костры. Вот, наверное, и 26 июня 1284 года толпы детей во главе с неким флейтистом отправились в те края, чтобы повеселиться и устроить свой отдельный праздник. «Долгая дорога, — пишет исследовательница, — утомила молодежь. Когда процессия прибыла на место, уже стемнело, и дети, заблудившись, вполне могли угодить в болото. Возможно, катастрофу усугубил и обвал, отрезавший людям путь назад».
Вёллер считает, что ее версия — наиболее достоверная из всех. Она предлагала начать в «Чертовой яме» археологические раскопки, чтобы обнаружить мумифицированные останки погибших — исследования химического состава ила показали, что он должен был способствовать мумификации. Однако правительство ФРГ отказалось финансировать это предприятие, а сама Вёллер ничего сделать не могла, так как являлась тогда гражданкой ГДР.
Удалось ли ей осуществить свой проект после воссоединения двух Германий, неизвестно. Но в гипотезе Вёллер и без того хватает изъянов. Во-первых, день не совсем тот. Во-вторых, непонятно, при чем тут крысы, упомянутые в легенде? Вальтраут Вёллер предполагает, что весь эпизод с ними — это уже поздняя вставка в текст. K XVI веку Гамельн стал солидным торговым центром, так как судоходство на реке Везер было весьма оживленным — ведь ниже по течению лежал еще более богатый город Бремен. Положение Гамельна вызывало зависть у более бедных его соседей, поэтому, чтобы подчеркнуть данное неравенство, в предание и была включена история о Крысолове, наказавшем жадных горожан.
Казалось бы, суть дела ясна, но вопросы, ныне не имеющие ответа, все равно остаются. Хотите — верьте, хотите — нет, но чувствуется все же в случившемся какая-то зловещая нотка. Если хроники чуть-чуть подправить, можно предположить, что трагедия произошла именно в мистический день солнцестояния (21 июня). Почему именно в этот день, а не в любой другой? Совпадение? Возможно...
Но вот еще один штрих. Почему флейтист, как гласит легенда, был одет в красно-желтый костюм? Напомню читателю, что в одежде именно таких цветов на костры инквизиции поднимались осужденные за связь с дьяволом.
http://nmir.net/images/stories/novosti1/svistelka.jpg
Во время праздников в Гамельне артисты местного театра обязательно разыгрывают перед зрителями пьесу «Гамельнский Крысолов»
Довольно мало внимания уделяют исследователи и описанию самой «Чертовой ямы». Но и на основании сказанного можно предположить, что она относится к категории гиблых мест, или, говоря языком современной науки, к геопатогенным зонам. А ведь их с древних времен считают каналами связи с низшими — демоническими — мирами. В противоположность им существуют и светлые зоны — места связи с высшими мирами. Остается лишь выяснить, зачем посланцу демонических миров понадобились дети? Узнаем ли мы это когда-нибудь?..

ТЕКСТ