Наследие предков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие предков » "Христианство: историко-критический подход" » Кумранская община. Ессеи


Кумранская община. Ессеи

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Кумранская община. Ессеи

Ф. Энгельс в своей  работе  "К  истории  первоначального  христианства" указывал, что новые открытия на Востоке, в Риме и в Египте помогут в вопросе возникновения христианства "гораздо больше, чем какая угодно критика".
И  действительно,  археологические открытия  середины  нашего  века   дали   возможность   говорить   о   связи первоначальных христианских  идей  с  идеями  небольшой  религиозной  секты,  существовавшей в районе Мертвого моря (территория современной  Иордании)  со II в. до н. э. по 68 г. н. э., когда она была вытеснена оттуда римлянами  во время подавления крупнейшего антиримского восстания [1,27].
Раскопаны поселения сектантов в местности  Хирбет-Кумран.  Жители  поселений составляли религиозную общину.  Члены  ее  удалились  от  мира  в  Иудейскую пустыню. Они не признавали власти и авторитета иудейских первосвященников  и называли свою общину Новым союзом - новым союзом с  Богом,  поскольку  в  их представлениях старый союз, закрепленный в  Библии,  был  нарушен  иудейским жречеством и вообще сторонниками ортодоксального иудаизма.
Удивителен тот факт что случайное обстоятельство привело к величайшему открытию хранилищ древних рукописей.
Они были обнаружены в пещерах пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря (Иордания). В 1947 г. юноша бедуин Мухаммед эд-Диб из полукочевого племени таамире, после долгих и тщетных поисков пропавшей у него козы остановился отдохнуть в тени у скалистой горы. Неожиданно он заметил в скале на уровне значительно выше человеческого роста отверстие, явно ведшее в пещеру [2].
Всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках.

Это остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг. Из них только 11 дошли более или менее полностью, в различной степени сохранности. В современной научной литературе они получили следующие наименования: «Устав», «Война сынов света против сынов тьмы». Гимны, Комментарий на книгу Хабаккука, Апокриф книги Бытия, две версии книги Исайи, арамейский текст или перевод книги Иова, книга Псалмов, книга Иезекииля и написанная палеоеврейским (финикийским) письмом книга Левит [2].
Известные к настоящему времени кумранские тексты можно разбить на три большие группы: библейские тексты, апокрифические сочинения и произведения ранее неизвестной общины.
Особую группу среди кумранских рукописей составляют так называемые Кумранские комментарии на библейские книги. В настоящее время опубликованы комментарии на книги Хабаккука (Аввакума), Нахума, Псалмов, Михея, Исайи, Софонии, Осии.
Все комментарии составлены по определенному шаблону: вначале приводится текст стиха или части стиха комментируемой библейской книги, а затем следует его истолкование, предваряемое словом "пишро'", т. е. "его толкование", или "это значит", или "имеется в виду".
Кумранские комментарии обладают весьма интересным своеобразием.
С одной стороны, они содержат комментируемые тексты, в ряде случаев расходящиеся с канонической традицией, что представляет большой интерес для изучения истории библейского текста и его канона; с другой стороны, в этих комментариях на библейские тексты отражается жизнь безвестной до сих пор секты, и это делает их важнейшим источником для изучения истории и идеологических воззрений этой секты [2].
Третью и наиболее важную группу кумранских рукописей составляют неизвестные до сих пор сочинения, в которых нашли отражение образ жизни и идеологические представления оппозиционной иудейской общины, обосновавшейся в Иудейской пустыне.

Важнейшими из этой группы рукописей являются произведения, получившие в науке следующие условные наименования: «Устав», «текст Двух колонок», «Дамасский документ», «Война сынов света с сынами тьмы», «Благодарственные гимны», «Комментарии на библейские книги», сборники эсхатологических и мессианистических текстов, сочинения литургического характера ("Благословения"), неизвестные до сих пор апокрифы (Апокриф книги Бытия, Описание нового Иерусалима, книга Тайн, Псалмы Иисуса Навина, Псевдо-Иеремия и др.).
Приятным сюрпризом было нахождение в трех кумранских пещерах фрагментов так называемого Дамасского документа. Впервые этот документ был обнаружен С. Шехтером в 1896 г. в хранилище рукописей Кембриджского университета среди материалов фонда Каирской генизы  из караимской синагоги в Каире (основана в 882 г.).
Документ был опубликован С. Шехтером в 1910 г. под названием "Фрагменты Цадокитского труда".
Сразу после первых публикаций кумранских рукописей (Устав и Комментарий на Хабаккука) стала ясна чрезвычайная близость к ним Дамасского документа. Некоторые ученые сразу же и безоговорочно включили Дамасский документ в круг кумранских рукописей.
За исключением семи свитков и ряда фрагментов, принадлежащих Иерусалимскому университету, вся остальная масса фрагментов, четыре свитка из 11-й пещеры и медные свитки находятся в распоряжении иорданского правительства и размещены в Палестинском Археологическом музее. Изучением и изданием их занимается специально созданный международный комитет ученых-специалистов. Семь свитков опубликованы различными отдельными изданиями в США и Израиле. Фрагменты в предварительном порядке публикуются в специальных журналах различных стран. Окончательное научное издание фрагментов (/по отдельным пещерам) осуществляется в официальной серии "Открытия в Иудейской.пустыне" ("Discoveries in the Judaean Desert"). До 1964 г. изданы три тома (с двумя полутомами) этой серии, из которых кумранским рукописям посвящены тома 1 и 3. Том 2 посвящен документам из Вади-Мураббаат.
Начавшееся во всем мире интенсивное изучение кумранских рукописей вылилось в неиссякаемый поток исследований-книг и статей, как свидетельствует Амусин, на мемент выхода его книги,  «их количество превысило  пять тысяч».

Произведения кумранской общины в русском переводе опубликованы в изданиях: Амусин  И.  Д. «Тексты Кумрана». М., 1971; в отрывках - Старкова К. Б. «Литературные памятники кумранской общины». - Палестинский сборник. Л., 1973, вып. 24/87.

0

2


1. Археологические свидетельства существования кумранской общины.

Итак, в 1947 г. юноша - бедуин Мухаммед эд-Диб, своей случайной находкой древних рукописей  положил начало новой эре археологических изысканий.
Как и говорилось выше, всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках, это были  остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг.
Кому принадлежала эта обширная библиотека? Где, когда и как жили владельцы этих рукописей? Каковы были их хозяйственные занятия и социальные отношения, внутренняя организация и быт, идеологические воззрения? Что заставило былых владельцев этих рукописей спрятать их в пещерах? Вот лишь некоторые из многочисленных вопросов, которые прежде всего встали перед исследователями. Дело значительно осложняется тем, что все известные до сих пор кумранские рукописи не имеют даты их сочинения или переписки, а палеографическая их датировка (по начертанию знаков и характеру письма) затруднена тем, что это первые древние рукописи, найденные на территории Палестины.
Ключ для решения многих загадочных вопросов дали археологические раскопки руин, расположенных вблизи пещер. Бедуины называют их "Хирбет-Кумран", т. е. руины Кумрана.
Раскопки Хирбет-Кумрана и находящихся неподалеку от него развалин строения Айн-Фешхи происходили с 1961 по 1958 г. Обнаружен целый комплекс строений, разделенных дворами. Внутри дворов находились семь больших каменных водоемов-цистерн, сообщавшихся с разветвленной системой акведука, и помещения производственного назначения: гончарные мастерские с печами для обжига, прачечная, красильня и др. Основное строение состояло из ряда помещений. Одно из них служило, по-видимому, писцовой (скрипторий), о чем свидетельствуют остатки гипсовых столов и чернильницы; комната с каменными скамьями вдоль стен, возможно, предназначалась для совещаний Совета общины; самое большое помещение (22Х4,5 м) было, вероятнее всего, местом собраний общины и в то же время трапезной. К нему примыкает небольшая комната-посудная, где обнаружено около 1200 аккуратно составленных горшков, тарелок, чаш, кувшинов.

По археологическим данным, строение Айн-Фешхи возникло в 40-х годах II в. до н. э., было временно покинуто после землетрясения 31 г. до н. э., затем около 4 г. до н. э. было вновь отстроено и просуществовало до 68 г. н. э. В 68 г. н. э. во время Иудейской войны против Рима Хирбет-Кумран был захвачен Х римским легионом, сожжен и разрушен, а затем частично отстроен для поселения в нем римского гарнизона. Это находится в полном соответствии с сообщением Иосифа Флавия о захвате этого района римским императором Веспасианом в июне 68 г. н. э. Об этом свидетельствуют также остатки римского оружия и римские монеты. Таким образом, археологически устанавливаемая история строений дает прекрасную основу для определения хронологических рамок обитания здесь общины, создавшей кумранские рукописи. Жизнь общины, поселившейся в пустынной местности на северо-западном побережье Мертвого моря, протекала между двумя крупными народно-освободительными движениями – от Маккавейской войны 164-141 гг. до н. э. против Селевкидов до Иудейской войны, или антиримского восстания, 66-73 гг. н. э. [2].
Большое значение имеет находка кладов монет (серебряных и бронзовых). Наиболее ранние из них датируются концом II в. до н. э., а наиболее поздние – 68 г. н. э., т. е. вторым годом Иудейской войны против Рима.
Археологические находки позволили сделать важные выводы. Прежде всего установлено полное сходство керамики Хирбет-Кумрана с керамикой, найденной в пещерах с рукописями. Показательно также сходство надписей на сосудах, найденных в Хирбет-Кумране, с начертаниями знаков в рукописях. Полное сходство керамики говорит о бесспорной связи между центральным строением и людьми, спрятавшими в пещерах рукописи. В этом заключается один из важнейших итогов раскопок. Материалы раскопок дают также представление о хозяйственных занятиях обитателей этих строений. Изучение остатков зданий и сооружений говорит об общественном их характере. Это был центр совместного труда и потребления при общей кассе (ни в одной из пещер не найдено монет, в то время как их много в центральном строении).
По мнению Р. де Во, раскопавшего Хирбет-Кумран, количество членов общины, группировавшихся вокруг центрального строения, не превышало двухсот человек.

2. Устав и организация кумранской общины.

Основаниями, дающими нам право говорить о внутреннем устройстве и организации кумранской общины, являются   фрагменты так называемого «Дамасского» документа, так же найденного в кумранских пещерах. 
Впервые этот документ был обнаружен С. Шехтером в 1896 г. в хранилище рукописей Кембриджского университета среди материалов фонда Каирской генизы  из караимской синагоги в Каире (основана в 882 г.) [2].
Рукопись оказалась в двух списках-Х и XII вв. В первой части документа рассказывается история общины "Нового Союза".
Далее сообщаются основы учения Союза и краткий обзор истории еврейского народа начиная от сыновей Ноя и вплоть до времени составления рукописи.
Основными прегрешениями иудеев, или "западнями Велиала", явились разврат, богатство и осквернение храма. Затем сообщается о переселении Союза из Иудеи в страну Дамаска.
Во второй части документа содержатся подробные правила общежития членов Союза в различных местах их поселений.
В числе многих самоназваний общины особенно обращают на себя внимание следующие: "община бедных", "простецы" (или "малые"), "Новый Союз" (или "Новый Завет"), "сыны света", "община истины", "община избранников бога" и др. Самоназвание "община бедных" свидетельствует об отрицательном отношении к богатству и богатым. Социальная направленность этого самоназвания видна также из Кумранского комментария на 37-й псалом. В комментарии к стихам 21-22 говорится: "Имеется в виду община бедных, которые унаследуют богатства (или наследие) всех нечестивцев". Слова того же псалма: "И кроткие унаследуют землю" комментируются так: "Имеется в виду община бедных ("эвйоним"), которые примут покаяние и будут спасены от всех сетей дьявола, а затем будут наслаждаться всеми благами земли". Не исключена возможность, что в этом комментарии имеется внутренняя игра слов. Дело в том, что встречающееся в псалме слово ' nwyrn – "кроткие" может быть прочитано как ' nyym – "бедные"  [2].
Итак, одним из наиболее важных документов общины является ее Устав.
В нем излагаются цель общины, порядок приема новых членов и их испытание, основы дуалистического учения общины, правила, регулирующие социальные отношения и внутреннюю жизнь общины, наказания за различные проступки и т. д.
Основными признаками социальной организации общины, отраженной в Уставе, являлись общность имущества, обязательный совместный труд и коллективный быт. Так, мы читаем в Уставе общины, "все те, кто добровольно изъявляет готовность придерживаться истины Бога, должны принести в общину Бога все свое знание, всю свою силу (т. е. труд) и все свое имущество" (1QSI, 11-12). Из общности имущества и обязательности совместного труда закономерно вытекали также совместные трапезы ("…вместе будут питаться, вместе совещаться"-1QSVI, 2-3). Условия отбора и приема новых членов были весьма строгими. Каждый вновь вступающий подвергался проверке (внутреннее совершенство и преданность основам учения общины), затем проходил двухлетний испытательный срок, во время которого его имущество еще "не смешивалось" с имуществом общины.
Лишь после неоднократной и всесторонней проверки новичков они решением общего собрания зачислялись в полноправные члены общины, их имущество "смешивалось", т. е. поступало в распоряжение общины, а сами они начинали принимать активное участие в общинной жизни.
Уставом предусматривается строгая субординация во всех вопросах труда и имущества: "Пусть младший слушается старшего относительно труда, и казны" (1 QS VI,  Должностное лицо, ведающее трудом членов общины, названо в тексте "надзирателем над работой" полноправных членов общины (1QS VI, 20).
Как сообщает А.Донини «во главе каждого десятка стоит священник, есть один управляющий, «меваккер» (слово, которое можно перевести на греческий язык как «епископ», «надзиратель»)» [3, 37].
  О семейной жизни в кумранском Уставе никаких указаний нет. Возможно, что кумранская община была общиной монашеского типа, хотя на прилежащем к центральному строению кладбище, насчитывающем около 1200 погребений, из которых пока раскопано только 50, обнаружено несколько скелетов женщин и девочек. В других документах брак признается основой творения, и регламентируется брачный возраст.

0

3

3. Религиозная доктрина кумранской общины.

Среди рукописей 1-й пещеры обнаружен фрагмент ранее неизвестного апокрифического сочинения книги Тайн, представляющий большой интерес: "Они не ведают тайны будущего и в прошлом не разобрались, не познали предстоящее им и не спасли души свои от тайны будущего. И вот вам знамение того, что предстоит. Когда (утробы), порождающие кривду, будут заперты, нечестие отдалится от лица праведности (или справедливости), как тьма отступает перед светом, и как рассеивается дым и нет его больше, так исчезнет нечестие навеки, а праведность появится как солнце, являющееся установленным порядком мира; и все поддерживающие… – нет их больше. Знание заполнит мир, и не будет в нем никогда больше глупости.
В приведенном отрывке, как кажется, делается шаг к отказу от концепции исключительности "избранного народа" и признанию равенства всех народов. Такое движение мысли, несомненно, должно было способствовать осуществлению одной из наиболее важных задач нарождавшегося христианства: ломке этнических и социальных перегородок, непроходимой стеной разделявших народы Римской империи [2].
Таким образом, некоторые особенности религиозной практики кумранской общины свидетельствуют о начавшемся разрыве с Иерусалимским храмовым культом и постепенном отходе от традиционного иудейства. Члены общины считали иерусалимское храмовое жречество "нечестивым", а иерусалимский храм – оскверненным этими жрецами. Отказываясь в силу этого от традиционных жертвоприношений животных в храме, кумранская община искала "заменителей" в виде добрых дел и чувств. Практический отказ от храмовых жертвоприношений и поиски их заменителей обусловили эволюцию взглядов общины на эту всеобщую для древности основу религиозной практики. Эта эволюция нашла свое выражение не только в Уставе, в котором отчетливо выступает приоритет "духа святыни", "справедливости и совершенства пути" перед "жертвами всесожжения" и "жертвами жиром" (1QSIX, 3-5), но и в другом произведении общины, именуемом "Флорилегиум". В этом произведении провозглашается создание "храма человеческого" (4 Q Florilegium I, 6), в котором "воскурения" перед богом будут приноситься в виде добрых дел. Мысль о том, что добрые дела важнее жертв, уже раньше высказывалась в пророческой литературе, однако кумранская община впервые отказалась от жертвоприношений.
О разрыве с официальным культом свидетельствуют новый характер ритуальных омовений, особый обряд захоронения, собственные молитвы и гимны и, наконец, резкие выпады против нечестивых стяжателей – иерусалимских священников.
Однако несмотря на подобный разрыв, Донини замечает что «общинники скурпулезно воспроизводят все табу древнего закона Моисеева»
Наиболее интересной особенностью кумранской общины, является обряд ритуальных омовений, который сопровождается предварительным раскаянием и очищением души.
Иными словами, ритуальные омовения, по мнению идеологов общины, оказываются действенными лишь в том случае, если ритуалу предшествуют покаяние и внутреннее очищение. Так, если ритуальные омовения новичка не предваряются полным раскаянием, то "пусть он не вступает в воду, чтобы (затем) прикоснуться к чистоте людей святости, ибо они (т. е. новички) не очистятся (водой), если не отвратятся от зла" (1QS V, 13-14).
В том же Уставе говорится, что пренебрегающий установлениями общины "не удостоится прощения и не очистится водой очищения, не освятится морями и реками и не очистится всей водой омовения, нечист, нечист будет во все дни, пока отвергает законы бога… ибо духом совета божьей правды искупаются пути человека" (III, 4-6). Отсюда видно, что сами по себе ритуальные омовения имеют меньшее значение, чем праведность, душевная чистота и верность основам учения.

Согласно известному иудейскому историку Иосифу Флавию, сходным образом истолковывали сущность этого обряда сторонники Иоанна Крестителя. Флавий сообщает, что, по учению Иоанна Крестителя, "омовение принято будет богом лишь в том случае, если его будут совершать не ради прощения им различных прегрешений, но ради очищения их тела, "поскольку и душа их предварительно очистилась праведностью" (Древности, XVIII, 5, 2, § 117).
Таким образом, обязательное и безусловное требование предварительного покаяния и внутреннего очищения является тем новым, что внесли кумраниты и сторонники Иоанна Крестителя в понимание старинного иудейского обряда ритуальных омовений.
Рассмотрим некоторые аспекты религиозных воззрений кумранской общины.
По учению общины, мир извечно разделен на два резко противостоящих и взаимно исключающих друг друга лагеря или "царства": царство света, добра и правды, к которым кумраниты относили только самих себя, и царство "сынов тьмы", к которым они относили весь остальной мир [2].
Вековечная борьба между этими двумя царствами должна завершиться "в конце дней" сокрушительным поражением лагеря тьмы и победой "сынов света".
Целью вступления в общину они считали отделение от сынов тьмы, от людей зла и кривды, от царства Велиала, и создание в пустыне скрытого от постороннего взора, сугубо замкнутого религиозного и трудового коллектива, который будет деятельно готовить себя к "последним дням" и решительным сражениям с лагерем тьмы.
Итак, основным в идеологических воззрениях кумранской общины является дуалистическое учение о двух изначально возникших и противоборствующих лагерях или царствах: света, добра и правды, с одной стороны, тьмы, зла и кривды – с другой. С этим тесно связано учение о предопределении, согласно которому все происходящее в мире предопределено заранее, в том числе и отнесение людей к тому или иному лагерю. Отсюда вытекает и концепция избранничества: кумраниты, как и ранние христиане, называли себя "избранниками бога", а свою общину "общиной его (т. е. бога) избранников. В отличие от религиозной концепции избранничества целого народа в Кумране пробивает себе дорогу идея этического начала вместо этнического.
Но как мыслится решение извечной проблемы борьбы "сынов света" и "сынов тьмы"? Когда и как будет завоевана окончательная победа? Ответ на эти вопросы заключен в эсхатологическом и мессианистическом учении кумранской общины.

Свое наиболее яркое выражение эсхатологическое учение кумранитов, т. е. учение о "последних днях", "времени очищения" и "переплавки", нашло в своеобразном и крайне любопытном произведении – свитке Войны, в котором, как было сказано, апокалиптические видения будущих сражений, носящих порой космический характер, причудливо переплетаются с крайне реалистическим их изображением. Важным звеном в осмыслении "конца времен" и "последних дней" являются представления о "помазаннике" – "мессии" ("машиах") – посреднике между богом и общиной.


3.1. Учитель праведности.

Кумранские комментарии представляют собой новый литературный жанр в послебиблейской литературе. Композиция и характер комментариев определяются тем, что их авторы видели в каждом стихе комментируемых библейских текстов окутанные тайной предсказания, сокровенный смысл которых был неизвестен даже пророкам, записавшим их со слов бога. По мнению кумранских комментаторов, лишь они, по-видимому, через посредство "учителя праведности", которому бог открыл "все тайны слов его пророков-рабов", были наделены свыше даром проникать в тайный, сокровенный смысл комментируемых текстов, который они искусственно применяли к современным им событиям (заметим, что впоследствии авторы христианских произведений подобным же образом интерпретировали ветхозаветные тексты).
В этой связи особо пристальное внимание привлекает к себе во многом еще загадочная фигура кумранского "учителя праведности"- анонимного основателя и идеолога общины. В опубликованных до сих пор документах об учителе говорится весьма немного. Учитель избран богом для передачи через него истинного учения и тайн "конца времен", оставшихся неизвестными даже пророкам, причем и истинное учение и тайны стали ведомы учителю непосредственно из уст бога (1Qp Hab II, 1-4). Учитель и его сторонники подвергались преследованиям со стороны главного антагониста учителя – "нечестивого жреца" (1Qp Hab V, 9-12- IX 9-12; XI, 4-8; 4Qp Ps 37).
Согласно одному сложному для понимания тексту, кумраниты ожидали воскресения умершего учителя в "последние дни" (CD VI, 10-11). Возможно, что учитель подразумевается в другом тексте, в котором говорится, что в руку избранника [2] своего бог отдаст суд над всеми народами (1 Qp Hab V, 3-5). Наконец, с достаточной ясностью – и это очень существенно – говорится, что претерпевшие муки и верующие в учителя будут вознаграждены спасением (1 Qp Hab VIII, 1-3).
Бесчисленные попытки отождествить учителя с кем-либо из известных исторических лиц оказались пока тщетными.
С большей или меньшей вероятностью в настоящее время можно определить лишь приблизительные хронологические рамки жизни учителя: конец II в. до н. э.-первая половина I в. до н. э. Ряд видных кумрановедов (Милик, Кросс и др.) относят время деятельности учителя к середине II в. до н. э., другие – к I в. н. э.
Необходимо отметить, что Учитель Праведности кумранских свитков является первым историческим лицом, с которым в иудаистской традиции с такой убежденностью стали связывать грядущего Избавителя (Мессию) .
Учитель правдености,  создал учение кумранской общины.
Согласно первой части Дамасского документа, в котором  рассказывается история общины "Нового Союза", - «члены его бродили как слепые, пока не появился "учитель праведности", чтобы указать им правильный путь»  [2].
Своей главной целью Учитель считал возвещение скорого пришествия Мессии. Он верил, что Бог "открыл ему все тайны словес рабов Своих - пророков", и искал в Библии признаки, указывающие на близость мессианской эры.
В кумранских Гимнах, которые обычно приписывают Учителю, он и сам выступает в качестве пророка:
«Я Учитель мудрости, я познал Тебя, Боже мой, Духом, который Ты вложил в меня... И Ты сделал из меня как бы отца для сынов милости, Как бы питателя для людей предзнаменования».

От людей, вступавших в общину, требовалось доверие к пророческой харизме Учителя. При этом он не объявлял себя ни чудотворцем, ни Мессией. Напротив, ему были свойственны чувство покаяния и сознание своей немощи:
А я - создание из праха, Что я такое?
Глина, смешанная с водой... Ты призвал меня по милости Твоей И дал мне прощение ради полноты благодати Твоей.
После смерти Учителя,  произошла, как это обычно бывает в новых религиозных течениях, мифологизация его образа. Ему придавались особые черты: в кумранских рукописях, например, говорится, что учитель знал истину «непосредственно из уст бога»  [1,52] .
Кумраниты ставили основателя своей общины выше ветхозаветных пророков, поскольку он (учитель) мог истолковывать все тайны, содержащиеся у пророков (одним из специфических жанров кумранской литературы были комментарии к древним пророчествам, которые кумраниты истолковывали в духе своего учения и как указания на современные им события). Преданность заветам «учителя праведности» должна спасти его сторонников во время последнего суда. Не исключено, что кумраниты верили в возможность воскресения «учителя» и его возвращения на землю.
В виду того, что вокруг кумранской проблемы существует острая полемика выраженная в попытке отождествить Христа с кумранским Учителем, либо представить Христа как мифологизированный образ Учителя правдености, стоит обратить внимание на споры вокруг предполагаеимй казни Учителя кумранской общины.   
Как свидетельствует Амусин: «Никаких конкретных сведений о характере мучений, которым подвергался учитель, и об обстоятельствах его смерти в известных пока документах нет»  [2], однако А. Донини, выдвигает версию распятия  Учителя на кресте.
Так, защищая версию Учителя  как прообраза Христа, он,   в своей работе «У истоков христианства»  сообщает следующее:
Их «учитель праведности», может быть казненный на кресте праведник, и был прообразом Христа.

Неявность формы упоминания о страдании и казни Учителя в  кумранских документах, Донини объясняет пренебрежительным отношением иудеев к распятию на кресте.   
Экзальтированное отношение к кресту, пишет он, - как к орудию пытки и одновременно прославления, могло зародиться только за пределами Палестины, в среде еврейской эмиграции, в странах, где веками подобный подлый способ наказания соответствовал бесправному положению рабов и мятежников.
Вспомним массовые казни на кресте, которыми завершилось восстание Спартака в 71 г. до н. э. после его подавления Лицинием Крассом; истребление уцелевших моряков-корсаров Секста Помпея или возвращение Августом для казни на кресте свыше шести тысяч беглых рабов, воспользовавшихся смутой, порожденной гражданскими войнами, чтобы попытаться вырваться на свободу.
Распятия имели место и в Палестине во время восстания Маккавеев при Антиохе IV Эпифане, затем при Хасмонеях, при Ироде и во времена римской оккупации. Но там они использовались преимущественно как средство устрашения самих высших слоев, враждовавших с приверженными язычеству властями, или в качестве репрессий в ответ на открытые мятежи. В Риме же и в странах диаспоры распятие имело четкий классовый характер: осуждение на смерть на кресте римского гражданина и вообще свободного человека было строжайше запрещено даже в случае самых тяжких преступлений.
В еврейских манускриптах Мертвого моря звучит эхо народного возмущения этим типом казни, считавшимся чуждым иудейской традиции. В одном из уцелевших в отрывках текстов, найденных в IV пещере Кумрана, с гневом обличается «бешеный львенок», который «вешает живых людей... <...> ...чего прежде не бывало в Израиле» («Комментарий к книге пророка Наума», 5 — 8). По мнению большинства толкователей, это намек на царя Александра Йанная, сына Гиркана, который за столетие до н. э. приказал распять на кресте 800 фарисеев и задушить на их глазах жен и детей [3,38-39] .

0

4

4. Ессеи.

Среди многочисленных сект, существовавших в Иудее в I в. до н. э. – I в. н. э., особой известностью пользуются общественно-религиозные течения, или "партии": фарисеев, саддукеев, ессеев и наиболее радикальные и для своего времени революционные течения зелотов  и сикариев, возглавивших непримиримую войну с Римом. В специальной кумрановедческой литература были сделаны попытки отождествить кумранскую общину c каждой из названных выше группировок. Однако постепенно накапливающийся материал позволяет критически отнестись ко многим из этих попыток.
По утверждению Амусина, отождествлению кумранитов с фарисеями и саддукежми противоречит не только глубокое отличие их социальных и религиозных учений, но и прямые указания кумранских документов. Из опубликованных в 1961 г. и 1962 гг. новых отрывков Кумранского комментария на книгу Нахума видно, что кумраниты резко противопоставляли себя как фарисеям, так и саддукеям [2].
Согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую структуру с кумранской общиной.
В виду этого, существует острая полемика вокруг проблемы отождествить ессеев с наиболее радикальной  сектой которая либо положила основание кумранской общине, либо сыграла главенствующую роль в ее основных доктринальных положениях.
Так, доктор исторических наук, сотрудник института археологии и института востоковедения АН СССР, И.Д. Амусин, как почти все кумрановеды, отождествляет кумранскую общину с ессеями, на страницах своей работы «Находки у мертвого моря»  сообщает: «В настоящее время имеется много оснований предполагать, что кумранская община была ветвью движения секты ессеев, сведения о которых сохранились в трудах античных писателей II в. н. э.: иудейского философа Филона Александрийского, римского ученой Плиния Старшего и иудейского историка Иосифа Флавия» [2].
Подобного же мнения придерживается доктор исторических наук  И.С. Свенцицкая.
Свенцицкая указывает на то, что  «своими корнями христианство уходит в учения иудейских религиозных сект».
В своей фундаментальной  работе «Раннее христианство. Страницы истории», указывает на то, что среди религиозных течений и сект, «была одна, учение которой имеет непосредственное  отношение к христианству», эту секта ессеев.
По Свенцицкой  «Члены этой религиозной общины, существовавшей во II в. до н. э. – I в. н. э., удалились в пустыню и создали замкнутую религиозную организацию. Они исповедовали иудаизм, но считали, что жречество осквернило Иерусалимский храм нечестием, исказило божественное учение. Именно поэтому кумраниты порвали отношения с храмом и стали называть себя «Новым союзом» (или «Новым заветом»), поскольку старый союз с богом, старый завет, был, по мнению кумранитов, нарушен сторонниками ортодоксального иудаизма» [6,49].

Противником данных трактовок выступает  крупный специалист в области истории религии, проф. А. Донини.
А. Донини, полагает что «Мессионистов из Кумрана (откуда вышли вышеупомянутые еврейские манускрипты) никоим образом нельзя отождествлять с эссенами или ессеями (возможно, от «асия» — «слуги божьи», «святые» по-арамейски)» Основным доводом  в пользу своей теории он приводит различие в обрядовой структуре кумранитов и ессеев, по Донини  «один только культ солнца вполне исключает такое отождествление»[3] .
   В данной работе, автор будет придерживаться линии советской историографии представленной выводами вышеуказанных авторов (И.Д. Амусин, И.С. Свенцицкая). 
Итак, Ессеи, или кумраниты, — одна из иудейских сект, получившая начало в первой четверти II в. до н.
Первоначальные сведения о них находятся у Филона, Иосифа Флавия и Плиния Старшего.
Рассеянные в Иудее, они жили сначала в городах и деревнях, под именем ассидеев, и, как думают новейшие учёные, составляли ту национальную партию в еврействе, которая боролась с другой, более могущественной партией — эллинистов. Затем, по Филону, почувствовав отвращение к испорченным нравам городов, а по мнению новейших исследователей, потеряв надежду на успех в борьбе за национальные начала еврейской жизни, ессеи удалились на северо-запад от Мёртвого моря и, составив там обособленные колонии, избегали встречи с остальными соплеменниками даже в Иерусалимском храме, образовали из себя строго замкнутый орден, жили безбрачно, но принимали и воспитывали в своих понятиях чужих детей; принимали в своё сообщество и других — после трёхлетнего испытания [7].
Кратко рассмотрим основные свидетельства древних историков о ессеях:
Так, в коротком сообщении Плиния Старшего говорится: «К западу от Асфальтового озера (т. е. Мертвого моря), но в достаточном отдалении от берега. чтобы избежать вредных испарений моря, проживают ессены – племя уединенное и наиболее удивительны из всех во всем мире; у них нет ни одной женщины, они отвергают плотскую любовь, не знают денег и живут среди пальм.
Изо дня в день число их увеличивается благодаря появлению толпы утомленных жизнью пришельцев, которых волны фортуны влекут к обычаям ессенов…"  [2].
В своей автобиографии ("Vita") Флавий сообщает, что в молодости он один год провел среди ессеев и был даже послушником у пустынника-ессея Банна [5].
Иосиф Флавий, напротив, указывает в «Иудейской войне», что они были рассеяны по разным местностям Палестины, сплоченные менее строгими, но все же тесными узами сообщества. И он сравнивает их с пифагорейцами — наиболее подходящим для читателей греко-римского воспитания термином (подобным же образом он отождествлял фарисеев со стоиками, а саддукеев — с эпикурейцами) [3] .

Филон Александрийский говорит о них как о братстве «чистых», о мистиках почти пифагорейского типа.
Известия о движении ессеев, сохранившиеся в патристической литературе (т. е. в произведениях отцов церкви), в большинстве своем почерпнуты из вторых рук и касаются главным образом идеологических воззрений ессеев, особенно в связи с вопросом о близости или отдаленности ессеев от христианского вероучения. Исключение составляет сообщение Ипполита (II-III вв. н. э.), который в сочинении "Опровержение всех ересей" (Refutatio omnium haeresium) сообщает некоторые интересные детали.
Впрочем, не все эти известия еще в достаточной мере выявлены. Так, в 1957 г. датчанин Д. Вилух обнаружил еще два сообщения отцов церкви о ессеях. Одно из них принадлежит Филастрию (около 330-390 гг.), автору "Книги о ересях" (Liber dehaeresibus, IX), который причислил ессейство к иудейским ересям: "Ессены — те. кто ведет монашескую жизнь, не ест изысканных кушаний, не проявляет интереса к одеждам, не владеет ничем (пес possidentes aliquid); они усиленно занимаются чтением и благородным трудом и проживают в местах обособленных (locis separatis); Христа, как Господа, Сына Бога они не ожидают и не признают, что Он уже возвещен как Бог в Законе и Пророках, но ждут Его, считая только пророком или справедливым человеком (ut prophetam aut justum hominem)"
. Легко заметить, что сведения, сообщаемые в первой части этого текста, восходят к знакомым нам данным, имеющимся у Плиния, Филона и Флавия. В последнем же предложении о непризнании ессеями Христа в качестве Бога обращает на себя внимание выражение: "справедливый человек" (Justus homo), напоминающее известного нам из кумранских текстов "Праведного учителя".
Если это совпадение неслучайно, то тогда мы имеем еще одно серьезное свидетельство в пользу близости кумранской общины к ессейскому направлению [5] .
Другое, известие, очень краткое и восходящее к знаменитому отцу церкви Иерониму (около 331 -420), приведено в "Началах" ("Origines") Исидора Гиспальского (около 570-636): ''''Ессены говорят, что сам Христос был тем, кто научил их всяческому воздержанию" (Esseni dicunt ipsum esse Christum qui docuit illos omnem abstinentiam). Разумеется, Христос ессеев не совпадает с евангельским Христом, а означает просто Помазанника, Мессию. Приведенные высказывания отцов церкви IV в. н. э. интересны тем, что здесь ессеи рассматриваются в плане сопоставления их с христианами.

Учёные сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для воспринятия христианства и что между первыми массами последователей библейского персонажа Иисуса было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы [7].

0

5

4.1. Устав,  обрядовая структура и религиозные доктрины ессеев.

Как и  было показано выше, ряд ученых- исследователей отождествляют ессеев с одним из течений которое оказало непосредственное или даже определяющее влияние на кумранскую общину, посему, в литературе описываются практически сходные обряды и верования кумранитов и ессеев.
Так, И.Д.  Амусин сообщает что, сутки кумранитов, судя по Уставу и сведениям античных авторов о ессеях, заполнялись общеобязательным совместным трудом, совместным питанием, выполнением религиозных обрядов и ночными бдениями, когда "треть каждой ночи" посвящалась совместному изучению священного писания и документов общины. Жизнь всей общины в целом и каждого ее члена в отдельности строжайшим образом регламентировалась дисциплинарным уставом. За сокрытие части имущества от общины при вступлении в нее виновный наказывался лишением части рациона, от 1/4 до 1/2 (1QS VI, 24-25)  [2].
Несмотря на вероятные черты идеализации и нивелировки образа жизни различных общин, в целом рассказ Филона дает весьма конкретное представление об образе жизни ессеев. Эти сами по себе чрезвычайно интересные сведения являются в то же время ценным материалом для сличения с данными кумранских рукописей.
Так, например, сообщая о приеме новых членов, Филон называет их "добровольцами", что полностью совпадает с принятым в кумранских рукописях обозначением новичков — mitnaddebim (т. е. добровольно предающие себя общине).
Для внутренней организации и быта ессеев, согласно Филону, характерны также возрастное деление членов общины, отказ от брака — ''''единственное, что может в большой мере разрушать их общность", строгое соблюдение субботнего отдыха, предписываемое воздержание от клятв, обязательное совместное изучение священных книг.
Религиозная идеология ессеев в изложении Флавия характеризуется отказом от жертвоприношений, верой в божественное предопределение, в бессмертие души после телесной смерти и загробное её существование в аду или раю, строгим выполнением всех пищевых предписаний и законов субботы. Особое внимание уделяет Флавий учению о бессмертии души как важнейшей составной части мировоззрения ессеев. При этом Флавий искусственно пытается связать основы мировоззрения ессеев с пифагорейством и вообще с эллинской философией, однако очевидно, что источники его следует искать в иудаизме и у родственной им группы фарисеев.
Характеристика социально-политических воззрений ессеев проникнута у Флавия противоречивостью, обусловленной его тенденцией скрыть антиримскую настроенность "лучших людей'''', какими он считает ессеев [5].

Поиски ессеями ритуальной чистоты проявились в чистоте их одежд, о чем напоминают «белые одежды» избранников в Апокалипсисе (Откров., 7: 13), а также в частых омовениях. Согласно Иосифу, они собирались по утрам, чтобы приветствовать молитвой восход солнца, как если бы они молили его показаться («Иудейская война», II, 8), потом следовал совместный прием пищи, сопровождавшийся благословением еды [3].
Ритуальные действа, которыми отмечались важнейшие моменты общинной жизни, совпадают с обрядами первых христианских ассоциаций: крестильное очищение в воде, публичное покаяние в грехах, раздача хлеба и вина во время причастительиой трапезы, символизирующей мессианское царство. То же можно сказать и об их организационных формах: непримиримая обособленность от остального населения, добровольное принятие новой веры, не связанное ни с рождением, ни с социальным положением, возвеличение бедности, а также сельского и ремесленного труда, создание коллективной кассы для повседневных нужд, воздержанная семейная жизнь и в некоторых случаях безбрачие, которое пока еще обусловлено не аскетическими соображениями и не пресловутым «отвращением к плоти», а потребностью ощутить себя более свободным для служения богу и для участия в тяжких испытаниях неминуемой финальной драмы, — «это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники» (Откров., 14:4). В молитвах и богослужении, которыми поминалось самопожертвование основателя, его подлинное имя никогда не называлось, поскольку не его земной образ имел значение, а его способность предварять царство, соотноситься с ним подобно тому, как Иоанн Креститель относился к Иисусу.
Особый интерес представляет Ессейский символ веры. Ежегодно люди Кумрана и других поселков собирались для общего покаяния и подтверждения верности Завету. "Наставник" читал вслух изложение доктрины. Оно включено в Устав, и в нем нетрудно узнать круг идей, которыми жили авторы апокалиптических книг: Еноха, Юбилеев и других. Одна из характерных особенностей кумранской литературы - косвенное влияние иранского дуализма. "Символ веры" ессеев начинается следующими словами: "От Бога всезнающего все сущее и бывшее... Он сотворил человека для владычества над миром и положил ему два духа, чтобы руководиться ими до назначенного Им срока. Это духи Правды и Кривды. В чертоге света - родословие Правды, а из источников тьмы - родословие Кривды"[5].
Учение ессеев говорило о "тленности" тела и всего материального. Человеческие души - бессмертны имеют преджизненное существование. Они, воплощаясь, соединяются с телами, как с темницами. После смерти тел очищенные души попадают в "мягкий эфир", для дурных душ уготована "мрачная бездна".

Ессеи верили в предопределение. Знания философии, логики и физики ессеи подчиняли бытию Бога.
По словам Иосифа Флавия, Моисея, ессеи ставили непосредственно после Бога (почему особенно строго чтили субботу) и хулу на него наказывали смертью [7] .
По мнению Э. Дж. Райта, ессеи, возможно, испытывали влияние иранской или зороастрийской религиозной мысли, поскольку мир представлялся им ареной конфликта между силами добра и зла, света и тьмы, истины и лжи [9].
Такого же рода этический дуализм свойствен Новому Завету, в особенности же посланиям Павла (Еф. 2:2; 3:10) и Иоанна.
Как сообщает И. С. Свенцицкая, существовало несколько  направлений ессейских общин.
Не все ессейские общины, в том числе и близкие к кумранской, были столь же изолированы. Среди рукописей, обнаруженных в Кумране, имеется так называемый Дамасский документ, судя по которому условия жизни других сектантов ессейского толка отличались от условий жизни кумранской общины. Члены секты, чья организация отражена в Дамасском документе, не обобществляли свое имущество, у них было индивидуальное хозяйство, а у некоторых и рабы (в Дамасском документе сказано: «Пусть никто не принуждает раба своего, и рабыню свою, и наемника своего работать в субботу»). В секте, жившей по этим правилам, был общий фонд, созданный из отчислений двухдневного заработка, средства из которого раздавались беднякам, сиротам, старикам, а также предназначались для людей, находящихся «в плену у чужого народа». Но наряду с различиями между двумя группами были и черты сходства: сектанты Дамасского документа тоже выступали против фарисеев, их община также называлась «Новым союзом»; в учении, как и в учении кумранитов, прослеживается дуализм. Членам общины предписывалось не продавать ничего «из своего тока и из своей давильни» иноплеменникам. Как и у кумранитов, у членов этой общины был испытательный срок для желающих вступить в нее, своя система наказаний (в частности, запрещение вести какие бы то ни было хозяйственные дела с человеком, временно удаленным или совсем исключенным из общины за провинность).

По мнению И. Д. Амусина, устав кумранской общины и Дамасский документ отражают различные сосуществовавшие локальные группы, отличавшиеся по своим организационным принципам, но близкие друг к другу по идеологии. Кумранская община была сообществом отшельников, пытавшихся осуществить своего рода идеал; Дамасский документ отражает организацию людей, живущих в обычных условиях [6,53-54 ].
Как сообщает видный исследователь в области библейской археологии Дж. Райт,  эта группа (ессеи) являла собой своеобразное эсхатологическое сообщество, имевшее особую дисциплину и цель, заключавшуюся в подготовке к последним временам, когда Мессией будет установлено Царство Божие.
Они возродили давнюю израильскую концепцию "священной войны", представленную, главным образом, во Второзаконии, и организовали своеобразную "армию спасения", отличающуюся жесткой дисциплиной и организацией.
Подобно новозаветному сообществу, они, вероятно, избирали из своей среды двенадцать лидеров, число которых, возможно, должно было символизировать число колен Израилевых [9].
Существуют предположения, что ессеи принимали активное участие в антиримском восстании 66 г. н.э.
Свиток Устава войны, именуемый также «Война сынов света против сынов тьмы», предваряет в чисто фантастических терминах неудачную войну 66 — 73 гг. н. э. против римлян, которая положила в тот же период конец общине кумранитов. В наивной уверенности в своей безопасности эти ясновидцы, которых обычно отождествляли с ессеями (или эссенами), но которые на деле были гораздо ближе к первым ячейкам христианского типа, уверовали в победу над римскими захватчиками непобедимых сил национального бога, «Яхве воинов», господа Саваофа. Их разочарование должно было стать невыносимым для небольшой группы людей, уцелевших вдали от родных мест, навсегда покинутых ими [2].
Характерно, что среди трех полководцев, стоявших во время Иудейской войны 66-73 гг. н. э. во главе кампании против Аскалона, находился и некий ессеи Иоанн ("Иудейская война", III, 2, 1, § 11); по-видимому, тот же ессеи Иоанн во время антиримского восстания 66 г. н. э. был военачальником округа Тамны, с подчинением ему Лидды, Иоппии и Эммауса (там же, II, 20, 4, § 567).

Наконец, участие ессеев в войне с римлянами видно из следующего места "Иудейской войны (II, 8, 10, § 152—153): "Война с римлянами представила их образ мыслей в надлежащем свете. Их завинчивали и растягивали, члены у них были опалены и раздроблены; на них испытывали все орудия пытки, чтобы заставить их хулить законодателя или есть недозволенную пищу, но их ничем нельзя было склонить ни к тому, ни к другому. Они стойко выдерживали мучения, не издавая ни единого звука и не роняя ни единой слезы. Улыбаясь под пытками, посмеиваясь над теми, которые их пытали, они легко отдавали свои души в полной уверенности, что снова получат их в будущем" [5].
Именно доктрина священной войны, проповедуемая ессеями, на которую так же указывает Дж. Райт, дает повод предполагать некоторым исследователям, что ессеи своей доктриной так же положили начала движению хасидизма.
(Ессеи (от арамейских "хасен, хассия" - слуги Божии, святые, благочестивые, или "асен, ассия" - целители) в талмудической литературе именуются "первыми хасидами". Позднее хасидами стали называть иудейских мистиков, мудрых и проницательных учителей-рабби) [8].
Итак, В начале I века по Р.Х. Кумран был заселен ессеями, которые жили в нем вплоть до войны с Римом (66-70 годы), в которой они приняли активное участие.
Когда легионы Веспасиана пришли в Иудею, монастырь был уже пуст. Уходя, ессеи спрятали свою библиотеку в пещерах, где она и сохранилась до наших дней.
Дальнейшие следы секты теряются. Часть ее членов, по-видимому, погибла во время войны, а другая часть поселилась на окраинах городов и селений, а впоследствии влилась в христианскую Церковь.
Однако, в вопросе о происхождении ессеев, так же нет окончательного решения; так по мнению Неандера, ессейское учение заимствовано от халдеев, со времени плена вавилонского. По мнению Деллингера, в основе ессеизма лежат больше греческие, пифагорейские идеи, чем собственно иудейские. Эвальд, Грец и Иост считают ессеизм учением чисто иудейского происхождения, различно объясняя его отношение к фарисейству и саддукейству. Находят также генетическое отношение ессеев с египетскими терапевтами, расходясь (Гфрёрер и Газе) в вопросе о том, которое из этих учений предшествовало другому [7].
Учёные сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для воспринятия христианства и что между первыми массами последователей библейского персонажа Иисуса было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы.

0

6

5. Влияние кумранской общины на христианство. 

Оживленно обсуждающейся и спорной проблемой, которой уже посвящены тысячи работ, является вопрос о возможных связях между кумранской общиной и ранним христианством. Причина повышенного интереса к этому аспекту рукописей Мертвого моря заключается в том, что благодаря этим рукописям вопрос о происхождении христианства впервые переносится из области бесчисленных гипотез и абстрактных конструкций в плоскость изучения конкретно-исторического становления христианства.
В необъятной литературе касающейся данного вопроса, острая полемика.
Уже на первых порах изучения кумранских рукописей французский ученый А. Дюпон-Соммер был поражен сходством между кумранским учителем и Иисусом Христом, который "почти до галлюцинации" напоминает учителя, являясь во многих отношениях "поразительным перевоплощением" его.
Позднее итальянский историк религии Амброджо Донини склонен был видеть в кумранских рукописях "один из самых резких качественных скачков во всей истории еврейства: иными словами, – говорит Донини, – мы уже оказываемся в плоскости ярко выраженной христианской идеологии". Противоположная точка зрения представлена, например, видным английским семитологом Гарольдом Раули, утверждающим, что "предположение, будто свитки могут доставить нам какое-либо свидетельство о природе раннего христианства, является фантастичным". Между этими двумя крайностями находится целая гамма варьирующих и промежуточных оценок и мнений [2].
Не удивительно, – отмечал в этой связи ведущий отечественный кумранист И.Д.Амусин, – что в литературе вопроса (о тождестве Кумранской общины и раннего христианства) : наметилась резкая поляризация мнений. Исследователи, которых в западной историографии называют "радикалами" и "агностиками" (к ним в первую очередь относят Андре Дюпон-Соммера, Эдмунда Вильсона, Джона Аллегро, Амброджо Донини), пораженные многими чертами сходства между ранним христианством и кумранской общиной, стали говорить о ней как о "колыбели христианства": Кумранский монастырь, говорит Вильсон, "может быть, даже в большей мере, чем Вифлеем или Назарет, является колыбелью христианства".
Как отмечает А. Владимиров, автор книги «Кумран и Христос» , по мнению Джона Аллегро, Кумран был ессейской колонией, где протекала деятельность Иоанна Крестителя и возникло христианство.

«Теперь, – говорил Аллегро, – представляется вероятным, что церковь восприняла образ жизни секты (т.е. кумранской общины), ее устав, многие из ее доктрин и, несомненно, значительную часть фразеологии, которой изобилует Новый Завет». Аналогичного взгляда придерживается и А. Дэвис (Davies, 1956).
Кумранская община была, по его мнению, той средой, в которой должно было возникнуть христианство [4].
Подобные воззрения вызвали резкие возражения со стороны ряда теологов, которых, по словам Донини, «очень тревожит, как бы изучение найденных текстов не потрясло коренным образом установившееся 1 представление об истории ранних христианских общин» (Донини, 1958, с.116):"
Промежуточную позицию между «радикалами» и теологами попытались занять исследователи исторического, или так называемого «либерального» направления. «Либералы» постарались совместить историчность христианства, допускающую научно устанавливаемых предшественников, с незыблемостью и неколебимостью церковного постулата о его происхождении. Весьма отчетливо эту мысль выразил один из наиболее видных востоковедов XX в. Уильям Фоксвелл Олбрайт. В своем выступлении в 1956г. на специальном симпозиуме, посвященном кумранским проблемам, Олбрайт сказал: «Мы вынуждены сейчас признать в качестве исторического факта, что многое из религиозной практики первых христиан новозаветного века было заимствовано из соответствующей практики ессеев [4].
Столь противоречивая оценка одних и тех же источников показывает, что в настоящее вpeмя нет еще достаточно убедительных, объективных филологических и исторических критериев, которые позволили бы решить эту проблему. Окончательное решение невозможно сейчас и по чисто формальным причинам: большая часть кумранских рукописей еще не опубликована, и мы не знаем, с какими фактами нам придется столкнуться в еще неопубликованных фрагментах.
Рассмотрим некоторые параллели и различия между кумранской общиной и христианством.
Итак, отмечая поразительное сходство между христианством и кумранской общиной   И.Д. Амусин говорит: «  В числе многих самоназваний общины особенно обращают на себя внимание следующие: "община бедных", "простецы" (или "малые"), "Новый Союз" (или "Новый Завет"), "сыны света", "община истины", "община избранников бога" и др».
Название "Новый Завет" (или "Новый Союз") говорит о том, что по представлениям кумранской общины "Старый Завет", заключенный между богом и патриархом Авраамом и явившийся основой "Союза" между Йахве и иудейским народом, утратил свою силу и начался период "Нового Завета", заключенного богом с кумранской общиной. Напомним, что "Новым Союзом" называли себя раннехристианские общины и так до сих пор называется свод произведений христианского, "новозаветногом канона.
Не меньший интерес представляет самоназвание "сыны света". Точно так же называют себя христиане в евангельских текстах (Иоанн, 12, 36; Лука, 16, 8). Лучше всего противопоставление "сынов света" "сынам тьмы" видно из Первого послания к фессалоникийцам (5, 5): "Ибо все вы сыны света и сыны дня: мы не (сыны) ни ночи, ни тьмы".

Наконец, название "простецы", или "юные", "малые" (петаи'м"),-термин, напоминающий раннехристианское выражение "малые сии", "младенцы" ("нэ'пиой"), которые в новозаветной литературе противопоставляются "мудрым и разумным"[2]
По мнению  И.С. Свенцицкой, влияние ессейства на христианство не сомнено.
По ее убеждению в этом отношении большее влияние оказала община «дамасского» типа)[6]. Представление о конце мира, о борьбе добра со злом, мессианизм, резкие выступления против богатства, своеобразное переплетение учения о предопределенности богом всех событий в мире и представления о свободе воли у человека, который может выбрать путь спасения, – все это свойственно и ессейству и раннему христианству.
Так же, в работе «Тайные писания первых христиан», Свенцицкая отмечает что Благословение хлеба Иисусом на тайной вечере восходит к  описанию  мессии  в одной из кумранских рукописей: "Мессия  Израиля  протянет  вперед  руки  над хлебом,  и  после  того,  как  он  даст  благословение,  вся  община  примет участие..." Запрет заниматься торговлей, существовавший у ессеев, выражен  в Новом завете словами: "Не берите с собою ни золота, ни серебра,  ни  меди  в поясы свои..." (Матфей, 10:9). Представление о двух путях - "пути  света"  и "пути тьмы" - отражено в неканоническом произведении Дидахе.
     Как замечает Амусин, известно, что одним из основных и в то же время оригинальных положений христианского учения является предписание не отвечать злом на зло (ср. хорошо известное место у Матфея: «А я говорю вам: не противься злому», Мф 5.39). Указание на это мы встречаем и в кумранском Уставе: «Я никому не воздам злом, а добром преследую мужа, ибо Богу (принадлежит) суд над всем живым и Ему принадлежит воздаяние» (1Q S X, 17-18). Точно так же другой кардинальный принцип христианского учения, необходимо вытекающий из учения о предопределении: «Да будет воля Твоя», находит себе, по-видимому, параллель в том же Уставе: «...кроме воли Бога, ничего не возжелает» (1Q S IX, 24) [4].
Так же в пользу теории влияния кумранской общины на христианство, автор данной работы делает, на его взгляд, еще одно интересное замечание.
Так, в своей работе «Находки у Мертвого моря» И.Д. Амусин сообщает, что  жизнь всей общины в целом и каждого ее члена в отдельности строжайшим образом регламентировалась дисциплинарным уставом. За сокрытие части имущества от общины при вступлении в нее виновный наказывался лишением части рациона, от 1/4 до 1/2 (1QS VI, 24-25) [2].

Тождественную,  но пожалуй несколько  гипертрофированную параллель этому уставу, мы можем умотреть в Деяниях апостолов (Деян. 5:1-11) [10], в повествовании о Анании и Сапфире, где согласно новозаветной легенде, эти двое новообращенных в христианство, утаили собственное имущество, за что собственно, после внушительных  и гневных наставлений  со стороны Ап. Петра, в наказание те и умерли, и «великий страх объял всю церковь и всех слышавших это.
Данный эпизод у многих авторов вызывал недоумение и каждый высказывал свое мнение ( см. Зенонон Косидовский «Сказание евангелистов), однако по мнению автора данной работы, устав кумранской общины вполне может объяснить подобную ( вне всякого преувеличенную – прим.автора) жестокую расправу над неофитами.
Рассмотрим основные противоречия в христианстве и кумранско-ессейском  учениях.
Как отмечает И.Д. Амусин, Сравнивая кумранские верования с христианством, необходимо отметить безусловное отличие взглядов кумранитов на посмертное существование и на то, что в церкви стали называть «воскресением».
Кумраниты, так же как и ессеи 2, верили в непрекращающуюся жизнь. Вместе с тем попытки отождествить данные представления с церковнохристианским «воскресением», предпринятые рядом кумрановедов, не выдерживают никакой критики. Воскресение у кумранитов мыслится не как духо-телесное («восстание костей из гробов» ), а как духовное, в результате которого праведники присоединятся к небесному воинству [2].
По мнению автора данной работы, подобное замечание позволяет предположить о влиянии кумранских представлений на гностицизм.
И.С. Свенцицкая отмечает что основным различием между ессейством и христианством являлась  вера христиан в уже совершившийся приход мессии – Иисуса, отсутствие замкнутости первых христианских общин, стремление к широкой проповеди [1,30].
По Свенцицкой, Новозаветный  Иисус  в  целом  представляется более близким к ортодоксальному иудейству, чем кумраниты. 
Возможно,  именно после гибели Иисуса его ученики и последователи в ожидании  скорого  второго пришествия своего мессии восприняли целый ряд мессианистских чаяний  ессеев.

Как полагает Свенцицкая, отдельные места новозаветных сочинений звучат как прямая полемика с кумранскими правилами: «…Для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать?» (Мк. 4:21) или: «Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф. 5:14-15); та же мысль приведена в найденном в Египте уже после второй мировой войны Евангелии от Фомы: «То, что ты услышишь твоим ухом, возвещай это другому уху с ваших кровель.
Ибо никто не зажигает светильника (и) не ставит его под сосуд и никто не ставит его в тайное место» (Здесь и дальше отрывки из евангелий Фомы и Филиппа цитируются в переводе М. К. Трофимовой (см.: Трофимова М. К. историко-философские вопросы гностицизма. М., 1979, с. 163)). Приведенные места, близкие друг другу не только по смыслу, но и по фразеологии, по-видимому, восходят к наиболее древней христианской традиции. Можно думать, что открытость христианской проповеди была одним из основных принципов, которые с самого начала отличали группу последователей проповедника Иисуса из Назарета от кумранской общины. В дальнейшем эти различия усиливались по мере развития христианского вероучения, по мере его превращения в мировую религию. Но кумранское учение, несомненно, оказало большое влияние на первых христиан, о чем свидетельствуют не только совпадения в отдельных идеях и высказываниях, но и сам факт полемики, прибегнуть к которой христиане сочли необходимым  [1,30-32] .
Отличием христианства было и его обращение ко  всем  калекам,  больным, обиженным не только в  социальном  смысле,  по  и  физически.  Кумраниты  же считали, что больные и убогие могут их осквернить. Это отличие было связано, как мы постараемся показать дальше, со  своеобразной  реакцией  христиан  на эстетические и этические ценности античного мира [1,30].
По справедливому замечанию И. Д. Амусина, кумранское учение сыграло своего рода «посредническую роль» между ортодоксальным иудаизмом и христианством. «В кумранской идеологии, – пишет исследователь, – впервые пробила себе место идея замены избранничества целого этноса избранничеством индивидуальным…» .
Итак,  тщательное изучение уже опубликованных рукописей позволяет установить многочисленные черты сходства между кумранской и раннехристианскими общинами, но наряду с этим и существенные отличия. К чертам сходства относится: единство времени и места возникновения этих движений и этническое тождество их участников; сходство некоторых социальных принципов и черт внутренней организации; общность некоторые идеологических основ (дуализм, предопределение и избранничество), сходство в общественно-религиозной практике обоих движений (постепенный разрыв с официальным культом, отказ от жертвоприношений, одинаковый подход к смыслу ритуальных омовений), сходный метод интерпретации ветхозаветной литературы и наличие многих сотен уже установленных текстуальных, фразеологических и терминологических совпадений в кумранской и новозаветной литературах, общность самоназваний кумранской и раннехристианских общин и многое другое.

К важнейшим отличиям следует отнести прежде всего отсутствие в кумранской общине даже намеков на основные догматы христианства (троица, воплощение и др.). Если для кумранской общины учитель был избранником бога, мессией, воскресение которого ожидалось, то для христиан Иисус Христос мыслился сыном божиим, воплощением самого бога, приход которого однажды уже свершился. Кумранская община была общиной замкнутой, строго оберегавшей "тайны" общины и поэтому избегавшей миссионерской деятельности, в то время как христианские общины были открытыми для всех и проводили широкую миссионерскую деятельность. Христианство, пришедшее на смену религиям отдельных племен и народов, разрушило разделявшие людей этнические и государственные перегородки и отказалось от религиозной и национальной исключительности, в большой степени свойственной иудаизму. Вместо кумранской проповеди ненависти к врагам раннее христианство провозгласило своим принципом всеобщую любовь, в том числе и к своим врагам. В новозаветной литературе можно даже обнаружить скрытую полемику против некоторых принципов, разделявшихся кумранской общиной.
Однако не следует упускать из виду, что все эти черты, отличающие христианство от кумранской общины, стали присущи христианству гораздо позднее в результате серьезной трансформации социального и этнического состава и соответственно идеологии ранне-христианских общин. Если отмеченные отличия между христианством и Кумраном хорошо объясняются стремительной эволюцией христианства, то чем объяснить поразительные совпадения, которые трудно отрицать? Ясно, что о простой случайности здесь не может быть и речи. К тому же все кумранские сочинения написаны до 68 г. н. э., все известные нам христианские – после 68 г. н. э. Повторяем, до опубликования всех документов эта проблема не может быть решена. Пока же в порядке рабочей гипотезы можно сказать, что идеология кумранской общины представляет собой уже "не официальный иудаизм, но еще и не христианство в том виде, в каком оно выступает перед нами во II в. н. э.
В тоже время идеология кумранской общины-это, очевидно, один из важных элементов, из которых создавалось ранее христианство I в. н. э.

0

7

Резюме.
Итак, археологические открытия  середины  нашего  века   дали   возможность   говорить   о   связи первоначальных христианских  идей  с  идеями  небольшой  религиозной  секты,  существовавшей в районе Мертвого моря (территория современной  Иордании)  со II в. до н. э. по 68 г. н. э., когда она была вытеснена оттуда римлянами  во время подавления крупнейшего антиримского восстания.
Случайное обстоятельство привело к величайшему открытию хранилищ древних рукописей.
В 1947 г. они были обнаружены в пещерах пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря (Иордания). Всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках.
Особую группу среди кумранских рукописей составляют так называемые Кумранские комментарии на библейские книги. В настоящее время опубликованы комментарии на книги Хабаккука (Аввакума), Нахума, Псалмов, Михея, Исайи, Софонии, Осии.
Третью и наиболее важную группу кумранских рукописей составляют неизвестные до сих пор сочинения, в которых нашли отражение образ жизни и идеологические представления оппозиционной иудейской общины, обосновавшейся в Иудейской пустыне.
Важнейшими из этой группы рукописей являются произведения, получившие в науке следующие условные наименования: «Устав», «текст Двух колонок», «Дамасский документ», «Война сынов света с сынами тьмы», «Благодарственные гимны», «Комментарии на библейские книги», сборники эсхатологических и мессианистических текстов, сочинения литургического характера ("Благословения"), неизвестные до сих пор апокрифы (Апокриф книги Бытия, Описание нового Иерусалима, книга Тайн, Псалмы Иисуса Навина, Псевдо-Иеремия и др.).
Таким образом, рукописи кумранской общины, бывшей одним из непосредственных предшественников раннехристианских общин, помогают понять ту историческую обстановку, в которой возникло христианство.
Ключ для решения многих загадочных вопросов дали археологические раскопки руин, расположенных вблизи пещер. Бедуины называют их "Хирбет-Кумран", т. е. руины Кумрана.
Раскопки Хирбет-Кумрана и находящихся неподалеку от него развалин строения Айн-Фешхи происходили с 1961 по 1958 г. Обнаружен целый комплекс строений, разделенных дворами.
Археологически устанавливаемая история строений дает прекрасную основу для определения хронологических рамок обитания здесь общины, создавшей кумранские рукописи. Жизнь общины, поселившейся в пустынной местности на северо-западном побережье Мертвого моря, протекала между двумя крупными народно-освободительными движениями – от Маккавейской войны 164-141 гг. до н. э. против Селевкидов до Иудейской войны, или антиримского восстания, 66-73 гг. н. э. [2].
Основаниями, дающими нам право говорить о внутреннем устройстве и организации кумранской общины, являются   фрагменты так называемого «Дамасского» документа, так же найденного в кумранских пещерах.
В Кумранских рукописях сообщаются основы учения Союза и краткий обзор истории еврейского народа начиная от сыновей Ноя и вплоть до времени составления рукописи.
Основными признаками социальной организации общины, отраженной в Уставе, являлись общность имущества, обязательный совместный труд и коллективный быт.
Уставом предусматривается строгая субординация во всех вопросах труда и имущества: "Пусть младший слушается старшего относительно труда, и казны" (1 QS VI,  Должностное лицо, ведающее трудом членов общины, названо в тексте "надзирателем над работой" полноправных членов общины (1QS VI, 20).
Некоторые особенности религиозной практики кумранской общины свидетельствуют о начавшемся разрыве с Иерусалимским храмовым культом и постепенном отходе от традиционного иудейства.
Практический отказ от храмовых жертвоприношений и поиски их заменителей обусловили эволюцию взглядов общины на эту всеобщую для древности основу религиозной практики.
О разрыве с официальным культом свидетельствуют новый характер ритуальных омовений, особый обряд захоронения, собственные молитвы и гимны и, наконец, резкие выпады против нечестивых стяжателей – иерусалимских священников.
По учению общины, мир извечно разделен на два резко противостоящих и взаимно исключающих друг друга лагеря или "царства": царство света, добра и правды, к которым кумраниты относили только самих себя, и царство "сынов тьмы", к которым они относили весь остальной мир [2].
Вековечная борьба между этими двумя царствами должна завершиться "в конце дней" сокрушительным поражением лагеря тьмы и победой "сынов света".
Целью вступления в общину они считали отделение от сынов тьмы, от людей зла и кривды, от царства Велиала, и создание в пустыне скрытого от постороннего взора, сугубо замкнутого религиозного и трудового коллектива, который будет деятельно готовить себя к "последним дням" и решительным сражениям с лагерем тьмы.
Таким образом, основным в идеологических воззрениях кумранской общины является дуалистическое учение о двух изначально возникших и противоборствующих лагерях или царствах: света, добра и правды, с одной стороны, тьмы, зла и кривды – с другой. С этим тесно связано учение о предопределении, согласно которому все происходящее в мире предопределено заранее, в том числе и отнесение людей к тому или иному лагерю. Отсюда вытекает и концепция избранничества: кумраниты, как и ранние христиане, называли себя "избранниками бога", а свою общину "общиной его (т. е. бога) избранников.
Особо пристальное внимание привлекает к себе во многом еще загадочная фигура кумранского "учителя праведности"- анонимного основателя и идеолога общины. В опубликованных до сих пор документах об учителе говорится весьма немного. Учитель избран богом для передачи через него истинного учения и тайн "конца времен", оставшихся неизвестными даже пророкам, причем и истинное учение и тайны стали ведомы учителю непосредственно из уст бога.

С большей или меньшей вероятностью в настоящее время можно определить лишь приблизительные хронологические рамки жизни учителя: конец II в. до н. э.-первая половина I в. до н. э. Ряд видных кумрановедов (Милик, Кросс и др.) относят время деятельности учителя к середине II в. до н. э., другие – к I в. н. э.
В кумранских Гимнах, которые обычно приписывают Учителю, он и сам выступает в качестве пророка:
Согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую структуру с кумранской общиной.
В виду этого, существует острая полемика вокруг проблемы отождествить ессеев с наиболее радикальной  сектой которая либо положила основание кумранской общине, либо сыграла главенствующую роль в ее основных доктринальных положениях.
Так, доктор исторических наук, сотрудник института археологии и института востоковедения АН СССР, И.Д. Амусин, как почти все кумрановеды, отождествляет кумранскую общину с ессеями.
Подобного же мнения придерживается доктор исторических наук  И.С. Свенцицкая.
Первоначальные сведения о них находятся у Филона, Иосифа Флавия и Плиния Старшего.
Несмотря на некоторые расхождения в сообщениях названных авторов, одинаковым в изображении ими секты ессеев является последовательное проведение идеи общности: общность имущества; совместный обязательный труд и коллективное потребление; общая касса; отрицание рабства; отрицание торговли; отказ от изготовления орудий и инструментов, могущих служить целям войны; отказ от жертвоприношений. Сходными являются также многие детали внутриобщинной жизни и обычаев. К тому же в кратком сообщении Плиния местоприбывание секты ессеев локализуется на северо-западном побережье Мертвого моря, т. е. в том именно месте, где были найдены кумранские рукописи и обнаружено центральное строение кумранской общины.
Известия о движении ессеев, сохранившиеся в патристической литературе (т. е. в произведениях отцов церкви),
Филастрию (около 330-390 гг.), автору "Книги о ересях" Другое, известие, очень краткое и восходящее к знаменитому отцу церкви Иерониму (около 331 -420), приведено в "Началах" ("Origines") Исидора Гиспальского (около 570-636).
Учёные сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для воспринятия христианства и что между первыми массами последователей библейского персонажа Иисуса было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы
Религиозная идеология ессеев в изложении Флавия характеризуется отказом от жертвоприношений, верой в божественное предопределение, в бессмертие души после телесной смерти и загробное её существование в аду или раю, строгим выполнением всех пищевых предписаний и законов субботы. Особое внимание уделяет Флавий учению о бессмертии души как важнейшей составной части мировоззрения ессеев.
Учение ессеев говорило о "тленности" тела и всего материального. Человеческие души - бессмертны имеют преджизненное существование. Они, воплощаясь, соединяются с телами, как с темницами. После смерти тел очищенные души попадают в "мягкий эфир", для дурных душ уготована "мрачная бездна".

Ессеи верили в предопределение. Знания философии, логики и физики ессеи подчиняли бытию Бога.
По мнению И. Д. Амусина, устав кумранской общины и Дамасский документ отражают различные сосуществовавшие локальные группы, отличавшиеся по своим организационным принципам, но близкие друг к другу по идеологии. Кумранская община была сообществом отшельников, пытавшихся осуществить своего рода идеал; Дамасский документ отражает организацию людей, живущих в обычных условиях [6,53-54 ].
Эта группа (ессеи) являла собой своеобразное эсхатологическое сообщество, имевшее особую дисциплину и цель, заключавшуюся в подготовке к последним временам, когда Мессией будет установлено Царство Божие.
Они возродили давнюю израильскую концепцию "священной войны", представленную, главным образом, во Второзаконии, и организовали своеобразную "армию спасения", отличающуюся жесткой дисциплиной и организацией.
Существуют предположения, что ессеи принимали активное участие в антиримском восстании 66 г. н.э.
В вопросе о происхождении ессеев, так же нет окончательного решения.
Учёные сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для воспринятия христианства и что между первыми массами последователей библейского персонажа Иисуса было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы.
По справедливому замечанию И. Д. Амусина, кумранское учение сыграло своего рода «посредническую роль» между ортодоксальным иудаизмом и христианством. «В кумранской идеологии, – пишет исследователь, – впервые пробила себе место идея замены избранничества целого этноса избранничеством индивидуальным…» .
Итак,  тщательное изучение уже опубликованных рукописей позволяет установить многочисленные черты сходства между кумранской и раннехристианскими общинами, но наряду с этим и существенные отличия. К чертам сходства относится: единство времени и места возникновения этих движений и этническое тождество их участников; сходство некоторых социальных принципов и черт внутренней организации; общность некоторые идеологических основ (дуализм, предопределение и избранничество), сходство в общественно-религиозной практике обоих движений (постепенный разрыв с официальным культом, отказ от жертвоприношений, одинаковый подход к смыслу ритуальных омовений), сходный метод интерпретации ветхозаветной литературы и наличие многих сотен уже установленных текстуальных, фразеологических и терминологических совпадений в кумранской и новозаветной литературах, общность самоназваний кумранской и раннехристианских общин и многое другое.

К важнейшим отличиям следует отнести прежде всего отсутствие в кумранской общине даже намеков на основные догматы христианства (троица, воплощение и др.). Если для кумранской общины учитель был избранником бога, мессией, воскресение которого ожидалось, то для христиан Иисус Христос мыслился сыном божиим, воплощением самого бога, приход которого однажды уже свершился. Кумранская община была общиной замкнутой, строго оберегавшей "тайны" общины и поэтому избегавшей миссионерской деятельности, в то время как христианские общины были открытыми для всех и проводили широкую миссионерскую деятельность. Христианство, пришедшее на смену религиям отдельных племен и народов, разрушило разделявшие людей этнические и государственные перегородки и отказалось от религиозной и национальной исключительности, в большой степени свойственной иудаизму. Вместо кумранской проповеди ненависти к врагам раннее христианство провозгласило своим принципом всеобщую любовь, в том числе и к своим врагам. В новозаветной литературе можно даже обнаружить скрытую полемику против некоторых принципов, разделявшихся кумранской общиной.
Однако не следует упускать из виду, что все эти черты, отличающие христианство от кумранской общины, стали присущи христианству гораздо позднее в результате серьезной трансформации социального и этнического состава и соответственно идеологии ранне-христианских общин. Если отмеченные отличия между христианством и Кумраном хорошо объясняются стремительной эволюцией христианства, то чем объяснить поразительные совпадения, которые трудно отрицать? Ясно, что о простой случайности здесь не может быть и речи. К тому же все кумранские сочинения написаны до 68 г. н. э., все известные нам христианские – после 68 г. н. э. Повторяем, до опубликования всех документов эта проблема не может быть решена. Пока же в порядке рабочей гипотезы можно сказать, что идеология кумранской общины представляет собой уже "не официальный иудаизм, но еще и не христианство в том виде, в каком оно выступает перед нами во II в. н. э.
В тоже время идеология кумранской общины-это, очевидно, один из важных элементов, из которых создавалось ранее христианство I в. н. э.

                                            Список литературы.

1.  Свенцицкая И.С. «Тайные писания первых христиан».
                                      М. Изд. Политической литературы 1980.

2.  Амусин  И. Д. «Находки у Мертвого Моря» .
                                                   http://lib.rus.ec/b/171339/read#t2            (12. 12.09).
                                                             
    3.  Донини А. «У истоков Христианства». М. Изд. Полит. Литературы. 1979.

  4.  Владимиров А.   «Кумран и Христос».
                                                   http://vav.ru/books/kumran/                   (13. 12.09).

  5. Ессеи - духовная субкультура межзаветного периода
                                                   http://www.bibliotekar.ru/4essei.htm    (13. 12.09).

6. Свенцицкая И.С. «Раннее христианство страницы истории»
                                      М. Изд. Политической литературы 1980.

7. Ессеи
                                               http://ru.wikipedia.org/wiki/Ессеи 
                                                                                                                     (14. 12.09).
    8. Ессеи
                                                   http://nervana.net.ru/other/evangely.htm

                                                                                                                     (14. 12.09).
9. Эрнест Дж. Райт.  Библейская Археология
                           http://lib.eparhia-saratov.ru/books/16r … y1/44.html
                                                                                                                    (13. 12.09).
10. Библия.

Автор Germania30  (15.12.2009)

0

8

На данный момент вышеуказанная работа перерабатывается и готовится ее новая редакция с дополнениями и исправлениями некоторых ошибок.

0

9

Germania30 написал(а):

На данный момент вышеуказанная работа перерабатывается и готовится ее новая редакция с дополнениями и исправлениями некоторых ошибок.

Ну что ж... представляю на суд эту самую переработку...
Уж не знаю, понравится ли кому то что мне пришлось накопать и написать... но... что поделать... вот так вот получилось... :writing:

                                                        Введение.

Археологические раскопки 1947 — 1956 гг. в районах Вади Кумран, Вади Мурабба'ат и Вади эн-Нар на берегу Мертвого моря дали импульс к развитию нового раздела науки — кумранологии.
Учеными-археологами, были раскопаны поселения сектантов в местности  Хирбет-Кумран.  Жители  поселений составляли религиозную общину.  Члены  ее  удалились  от  мира  в  Иудейскую пустыню. Они не признавали власти и авторитета иудейских первосвященников  и называли свою общину Новым союзом - новым союзом с  Богом,  поскольку  в  их представлениях старый союз, закрепленный в  Библии,  был  нарушен  иудейским жречеством и вообще сторонниками ортодоксального иудаизма.
Всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках.
Это остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг. Из них полностью или в значительной своей части сохранились лишь двенадцать свитков из 1-й и 11-й пещер [2].
В современной научной литературе они получили следующие наименования: «Устав», «Война сынов света против сынов тьмы», Гимны, Комментарий на книгу Хабаккука, Апокриф книги Бытия, две версии книги Исайи, арамейский текст или перевод книги Иова, книга Псалмов, книга Иезекииля и написанная палеоеврейским (финикийским) письмом книга Левит [1].
Кумранские рукописи условно можно разделить на две большие группы: 1) рукописи библейских книг и 2) небиблейские литературные и религиозные памятники.
Относительно первой группы можно сказать, что в числе уже разобранных, обработанных и отождествленных отрывков представлены все книги иудейского ветхозаветного канона, за исключением одной лишь книги Эсфири, т.е. 38 из 39 книг канона" (они "датируются промежутком времени от конца 3 в. до н.э. до начала 2 в. н.э.), а также книги Товита, Иисуса, сына Сирахова и Послания Иеремии.
Ко второй группе относятся комментарии  на книги пророков Аввакума, Наума, Михея, Исайи, Софонии, Осии и на книги Бытия и Псалмов; также текст, условно названный "Устав общины", дающий наиболее полное представление об устройстве и воззрениях кумранской общины; текст "Двух колонок", отражающий эсхатологические воззрения кумранитов; "Война сынов света против сынов тьмы"(о борьбе между добром и злом); "Дамасский документ", о "Новом союзе", гимны; апокрифы; деловые документы;  псалмы благодарения и другие менее значительные литературные памятники [20].
Особую группу среди кумранских рукописей составляют так называемые Кумранские комментарии на библейские книги.
Все комментарии составлены по определенному шаблону: вначале приводится текст стиха или части стиха комментируемой библейской книги, а затем следует его истолкование, предваряемое словом "пишро'", т. е. "его толкование", или "это значит", или "имеется в виду".
Кумранские комментарии обладают весьма интересным своеобразием.
С одной стороны, они содержат комментируемые тексты, в ряде случаев расходящиеся с канонической традицией, что представляет большой интерес для изучения истории библейского текста и его канона; с другой стороны, в этих комментариях на библейские тексты отражается жизнь безвестной до сих пор секты, и это делает их важнейшим источником для изучения истории и идеологических воззрений этой секты [1].
Третью и наиболее важную группу кумранских рукописей составляют неизвестные до сих пор сочинения, в которых нашли отражение образ жизни и идеологические представления оппозиционной иудейской общины, обосновавшейся в Иудейской пустыне.
Важнейшими из этой группы рукописей являются произведения, получившие в науке следующие условные наименования: «Устав», «Текст Двух Колонок», «Дамасский документ», «Война сынов света с сынами тьмы», «Благодарственные гимны», «Комментарии на библейские книги», сборники эсхатологических и мессианистических текстов, сочинения литургического характера ("Благословения"), неизвестные до сих пор апокрифы (Апокриф книги Бытия, Описание нового Иерусалима, книга Тайн, Псалмы Иисуса Навина, Псевдо-Иеремия и др.).
Приятным сюрпризом было нахождение в трех кумранских пещерах фрагментов так называемого Дамасского документа. Впервые этот документ был обнаружен С. Шехтером в 1896 г. в хранилище рукописей Кембриджского университета среди материалов фонда Каирской генизы  из караимской синагоги в Каире (основана в 882 г.).
Документ был опубликован С. Шехтером в 1910 г. под названием "Фрагменты Цадокитского труда".
Сразу после первых публикаций кумранских рукописей (Устав и Комментарий на Хабаккука) стала ясна чрезвычайная близость к ним Дамасского документа. Некоторые ученые сразу же и безоговорочно включили Дамасский документ в круг кумранских рукописей.
По содержанию, идейному направлению и по отношению к внешнему миру, новооткрытые памятники, по мнению большинства исследователей, примыкают к литературе ессеев или прямо представляют эту группу внутри иудйества [3,3]. 
Начавшееся во всем мире интенсивное изучение кумранских рукописей вылилось в неиссякаемый поток исследований-книг и статей и, как свидетельствует Амусин, на момент выхода его книги,  «их количество превысило  пять тысяч».
Произведения кумранской общины в русском переводе опубликованы в изданиях: Амусин  И.  Д. «Тексты Кумрана». М., 1971; в отрывках - Старкова К. Б. «Литературные памятники кумранской общины». - Палестинский сборник. Л., 1973, вып. 24/87.
Помимо переводов кумранских текстов, существует ряд отдельных научных статей и монографий, опубликованных как отдельными произведениями, так и в периодических научных изданиях и журналах.
Среди них стоит выделить  работы таких авторов-кумрановедов как  И. Д. Амусин «Рукописи Мертвого моря», «Раскопки Хирбет-Кумрана и Айн-Фешхи», «К определению идеологической принадлежности кумранской общины»,  А. Донини «Рукописи из окрестностей Мертвого моря и происхождение христианства», А.П. Каждан «Новые рукописи, открытые на побережье Мертвого моря», И. Канцельсон «Новые открытия у Мертвого моря», С.И. Ковалев, М.М Кубланов «Находки в Иудейской пустыне», М.М. Кубланов «Открытия в районе Мертвого моря», «Христос до Христа», Г.М. Лившиц «Кумранские рукописи и их историческое значение», Н.А. Мещерский «Следы памятников Кумрана в старославянской и древней литературе», К.Б. Саркова «Новая литература о рукописях из окрестностей Мертвого моря», «Устав для всего общества Израиля в конечные дни», «Дополнения к «Уставу» кумранской общины». 
Исследования в области кумрановедения, актуальны не только для библейской археологии, но так же для ряда религиоведческих  и исторических дисциплин.
Археологические раскопки рукописей Мертвого моря, позволяют восстановить ранее неизвестные факты существования Кумранской общины, проследить идейное и религиозное влияние положений  кумранитов не только на иудаизм, но и на идеи  раннего христианства [16].
Сходство ессеев и христиан в организации, идеологии, в религиозных идеях обуславливают постоянный интерес к вопросам, связанным с историей секты «Сынов света» [17].

0

10

1. Археологические свидетельства существования кумранской общины.

Как и указывалось выше, всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках, это были  остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг.
Кому принадлежала эта обширная библиотека? Где, когда и как жили владельцы этих рукописей? Каковы были их хозяйственные занятия и социальные отношения, внутренняя организация и быт, идеологические воззрения? Что заставило былых владельцев этих рукописей спрятать их в пещерах? Вот лишь некоторые из многочисленных вопросов, которые прежде всего встали перед исследователями.
Ключ для решения многих загадочных вопросов дали археологические раскопки руин, расположенных вблизи пещер. Бедуины называют их "Хирбет-Кумран", т. е. руины Кумрана.
Раскопки Хирбет-Кумрана и находящихся неподалеку от него развалин строения Айн-Фешхи происходили с 1958 по 1961 г. В результате археологических изысканий, обнаружен целый комплекс строений, разделенных дворами. Внутри дворов находились семь больших каменных водоемов-цистерн, сообщавшихся с разветвленной системой акведука, и помещения производственного назначения: гончарные мастерские с печами для обжига, прачечная, красильня и др. Основное строение состояло из ряда помещений. Одно из них служило, по-видимому, писцовой (скрипторий), о чем свидетельствуют остатки гипсовых столов и чернильницы; комната с каменными скамьями вдоль стен, возможно, предназначалась для совещаний Совета общины; самое большое помещение (22Х4,5 м) было, вероятнее всего, местом собраний общины и в то же время трапезной.
По археологическим данным, строение Айн-Фешхи возникло в 40-х годах II в. до н. э., было временно покинуто после землетрясения 31 г. до н. э., затем около 4 г. до н. э. было вновь отстроено и просуществовало до 68 г. н. э. В 68 г. н. э. во время Иудейской войны против Рима Хирбет-Кумран был захвачен Х римским легионом, сожжен и разрушен, а затем частично отстроен для поселения в нем римского гарнизона. Это находится в полном соответствии с сообщением Иосифа Флавия о захвате этого района римским императором Веспасианом в июне 68 г. н. э. Об этом свидетельствуют также остатки римского оружия и римские монеты. Таким образом, археологически устанавливаемая история строений дает прекрасную основу для определения хронологических рамок обитания здесь общины, создавшей кумранские рукописи. Жизнь общины, поселившейся в пустынной местности на северо-западном побережье Мертвого моря, протекала между двумя крупными народно-освободительными движениями – от Маккавейской войны 164-141 гг. до н. э. против Селевкидов до Иудейской войны, или антиримского восстания, 66-73 гг. н. э. [1].
Большое значение имеет находка кладов монет (серебряных и бронзовых). Наиболее ранние из них датируются концом II в. до н. э., а наиболее поздние – 68 г. н. э., т. е. вторым годом Иудейской войны против Рима.
Археологические находки позволили сделать важные выводы. Прежде всего установлено полное сходство керамики Хирбет-Кумрана с керамикой, найденной в пещерах с рукописями. Показательно также сходство надписей на сосудах, найденных в Хирбет-Кумране, с начертаниями знаков в рукописях. Полное сходство керамики говорит о бесспорной связи между центральным строением и людьми, спрятавшими в пещерах рукописи. В этом заключается один из важнейших итогов раскопок. Материалы раскопок дают также представление о хозяйственных занятиях обитателей этих строений. Изучение остатков зданий и сооружений говорит об общественном их характере. Это был центр совместного труда и потребления при общей кассе (ни в одной из пещер не найдено монет, в то время как их много в центральном строении).
По мнению Р. де Во, раскопавшего Хирбет-Кумран, количество членов общины, группировавшихся вокруг центрального строения, не превышало двухсот человек.
Таким образом, установить точную датировку возникновения ессейской Кумранской общины и ее существования на том месте, где сейчас находятся развалины Хирбет-Кумрана, возможно по данным палеографии. Ценность для археологов в этом вопросе представляют фрагменты керамики, найденные в пещерах и на местности Хирбет-Кумран, а так же рукописи, которые  представляли собой библиотеку [18].
Фрагменты рукописей на коже, папирусе и черепках, изделия из керамики и дерева, монеты, оружие и льняные ткани относятся к различным периодам, начиная с IV тыс. до н. э. и до VIII — IX вв. н. э. Значительную часть материала можно отнести к II в. до н. э. — II в. н. э.
Ф.М. Кросс, разработавший палеографическую классификацию рукописей Кумрана, выделяет следующие периоды в развитии Кумранского письма:
архаический, или прехасмонейский (ок. 250 г. до н. э. — 150 г. до н. э.);
хасмонейский (ок. 150 — 30 гг. до н. э.);
иродианский (ок. 30 г. до н. э. — 70 г.н. э.) [5].
Определенную сложность для исследователей представляет то, что лишь десять кумранских произведений дошли до нас в более или менее полном виде; от остальных сохранились только отдельные фрагменты. В одиннадцати пещерах обнаружены фрагменты около 900 свитков на еврейском, арамейском, греческом и набатейском языках, составлявших библиотеку Кумранитов [6,14].
Таким образом, на основании имеющегося материала, исследователи-кумрановеды, делают вывод, что Кумранское поселение возникло между 150 — 100 гг. до н. э.
В 31 г. до н. э. оно было разрушено землетрясением и на время оставлено его обитателями.
Около 4 г. до н. э. — 6 г. н. э. члены общины возвратились в Хирбет-Кумран. Летом 68 г. Кумранское поселение было захвачено и разрушено солдатами римского легиона из Кесарии, которые потом проживали здесь до середины 80-х гг. Повстанцы Бар-Кохбы также использовали кумранские постройки в период антиримского восстания в Иудее в 132 — 135 гг. н. э.

0

11

1.1. Рукописи Кумранской общины и их археологическое значение.

Известный кумрановед  И.Д. Амусин, рукописи Кумранской общины, условно  подразделяет на три группы: 1) ветхозаветные тексты (библейские рукописи) как на языке оригинала, так и переводы их на арамейский и греческий языки; 2) апокрифические сочинения; 3) ранее, за исключением Дамасского документа, неизвестные произведения, созданные преимущественно в кумранской или близкой к ней среде  [2].
Более одной четверти всех кумранских рукописей приходится на библейские, ветхозаветные книги.
Хотя и во фрагментированном виде, из пещер дошло различное количество экземпляров ветхозаветных книг: Псалмов — 30, Второзакония — 25, Исайи — 19, Бытия — 15, Исхода — 15, Левит — 8, Малых (двенадцать) пророков — 8, Даниила — 8, Чисел — 6, Иезекиила — 6, Иова — 5, Самуила — 4, Иеремии — 4, Руфи — 4, Песни Песней — 4, Плача Иеремии — 4, Судей — 3, Царей — 3, Иисуса Навина — 2, Притч — 2, Экклесиаста — 2, Эзры—Нехемии — 1, Хроник — 1.
По необъяснимой пока причине не дошла только одна из книг ветхозаветного канона — кн. Эсфири.
Подавляющая часть библейских книг найдена в 4-й пещере (например, Второзакония — 18 экз., кн. Исайи — 15, кн. Псалмов — 17 экз., всего — 118 экз.), и в основном они еще не изданы.
Из произведений девтероканонической литературы, в кумранских пещерах найдены небольшие фрагменты Бен-Сиры и отрывки из кн. Товит на еврейском  и арамейском  языках.
С точки зрения своего текстуального статуса, библейские тексты, найденные в Кумране, принадлежат к пяти различным группам.
Тексты, написанные членами кумранский общины. Эти тексты отличаются особым орфографическим стилем, характерным добавлением многочисленных матрес лекционис, облегчающих чтение текста. Эти тексты составляют около 25 % библейских свитков.
Протомасоретские тексты. Эти тексты близки к современному масоретскому тексту и составляют около 45 % всех библейских текстов.
Прасамаритеские тексты. Эти тексты повторяют некоторые особенности Самаритянского Пятикнижия. По всей видимости, один из текстов этой группы стал основой для Самаритянского Пятикнижия. Эти тексты составляют 5 % библейских манускриптов.
Тексты, близкие к древнееврейскому источнику Септуагинты. Эти тексты обнаруживают тесное сходство с Септуагинтой, например, по расположению стихов. Однако, тексты этой группы значитально отличаются друг от друга, не образуя такую близкую группу, как вышеуказанные группы. Такие свитки составляют 5 % кумранских библейских текстов.
Остальные тексты, не имеющие сходства ни с одной их вышеперечисленных групп.
К основным произведениям Кумранской общины относятся: Устав (1Q S); текст «Двух колонок» (1Q M); свиток Гимнов (1Q H); Дамасский документ (CD); Комментарии (пешарим и флорилении); преимущественно из 4-й пещеры; Мидраш Мельхиседека из 11-й пещеры и комплекс связанных с ним текстов; изданный в 1977 г. так называемый «Храмовой свиток» и многие другие тексты, опубликованные в семи томах официальной серии «Открытия в Иудейской пустыне» (DJD I—VII, 1955—1981) [2].
Кратко рассмотрим и дадим характеристику некоторым основным из перечисленных произведений Кумранской общины:
Дамасский документ. 
Вопрос о датировке любого памятника из кумранских пещер вряд ли можно разрешить с полной достоверностью и без разногласий. Теоретически Дамасский документ и Устав могли возникнуть параллельно в одно время.  По своему содержанию Дамасский документ делится на две части. В первой, повествовательной и увещевательной части (I—VIII + XIX—XX), называемой обычно «Увещеванием», делаются намеки на историю возникновения общины и появления ниспосланного богом Учителя праведности, ставшего руководителем и идеологом общины. В эту часть вмонтирован краткий обзор всей истории иудейского народа от сынов Ноя и вплоть до «царства Велиала» и переселения общины «Нового Союза» (или «Нового Завета») в Дамаск. Члены общины призываются твердо придерживаться религиозной идеологии, враждебной господствующей.
Установлены также доктринальные совпадения идеологических основ учений общин Дамасского документа и Устава — дуализм (CD V, 18, XIII, 12) и предопределение (CD I, 7—8; ср. 1Q S III, 15). О степени разрыва повседневных отношений с окружающим социумом свидетельствует предписание придерживаться особого календаря (CD VI, 18—19) [2].
Обращает на себя внимание частое пользование методом кумранских пешарим ) — приведение библейских цитат и истолкование их путем применения к современной комментатору обстановке и к судьбам общины.
Кумранские комментарии.
Особую группу кумранских рукописей составляют комментарии на библейские тексты. Их можно подразделить на две подгруппы: 1) собственно комментарии или истолкования sui generis, так называемые пешарим (pešarim), и 2) разного рода антологии библейских текстов. Значение этого жанра кумранской литературы определяется уже тем, это в пещерах заключено почти все, что нам известно из истории кумранской общины.
Обратимся к обзору другой группы кумранских комментариев — к антологиям, или флорилегиям. К этой группе относятся: Благословение патриархов (4Q PB), Флорилегиум (4Q 174), Мидраш Мельхиседека (11Q Melch), Tanchumim, или Утешения (4Q 176), Catena (4Q 177).
Названные произведения отличаются от пешарим в формальном плане тем, что представляют собой собрания комментированных цитат не из одного, а из разных библейских произведений. Основная же особенность флорилегиев заключается в том, что как цитаты, так и комментарии к ним имеют выраженную мессианско-эсхатологическую направленность.
К антологиям следует отнести также своеобразный документы, известный под сиглом 4Q Testimonia — «Свидетельства» (4Q 175), — собрание цитат мессианско-эсхатологического содержания, но без комментариев к ним.
В документе четыре цитаты. Три — из книг Чисел и Второзакония, причем цитата из Втор.33:8-11 содержит разночтение с масоретским текстом, существенное для понимания новозаветной концепции отречения от родных и кристаллизации идеи о «familia dei».
Большой интерес представляет текст четвертого абзаца, с цитатой из неизвестного ранее апокрифического сочинения «Псалмы Иисуса Навина», фрагменты которого по счастливой случайности также найдены в 4-й пещере.
Фрагменты различного содержания.
Среди фрагментов 1-й пещеры обращают на себя внимание тексты апокалиптического и литургического содержания. Прежде всего это фрагмент кн. Тайн (1Q Myst = 1Q 27) на еврейском языке. Этот отрывок относится к лучшим образцам литературного творчества кумранской общины.
Обратим внимание на некоторые литературные памятники Кумранской общины:
Устав общины (1Q S). Устав является одним из важнейших документов, который дает наиболее полное представление о внутренней структуре, социальном строе и идеологии кумранской общины; к сожалению, он не содержит конкретных сведений об истории общины. В столбцах III—IV раскрываются основы дуалистического учения общины, учения о двух противостоящих друг другу и борющихся «царствах»: царстве света, добра и праведности и царстве тьмы, зла и нечестия [2].
В столбцах V—IX говорится о правилах, регулирующих внутреннюю жизнь общины; в частности, приводится дисциплинарный Устав с предусмотренными в нем наказаниями за проступки и нарушения правил общины. Далее следуют правила для обучающего членов общины, буквально «вразумляющего», в которых повторяются и обобщаются основные положения. Завершается документ поэтическим заключением, составленным в стиле псалмов. Рукопись Устава из 1-й пещеры по палеографическим данным датируется временем между 100 и 75 гг. до н. э.[2].
Спорной является дата его создания. Учитывая сложную литературную историю этого памятника, весьма вероятной представляется датировка его последними десятилетиями II в. до н. э.
По мнению многих исследователей, документ носит исключительно эсхатологический и апокалиптический характер.
«Храмовой свиток» (11Q Temple).
Рукопись выполнена кумранским письмом иродианского типа и палеографически датируется издателем концом I в. до н. э. или началом I в. н. э. Дату создания произведения Ядин относит к I в. до н. э. [2].
Принадлежность этого произведения к кругу кумранско-ессейской литературы видна не только из палеографических и орфографических особенностей рукописи, но также из того бесспорного факта, что автор исчисляет праздники на основе кумранского календаря. Около половины свитка занимает детальное описание будущего храма со всеми его архитектурными особенностями и внутренним устройством.
В последнем разделе свитка рассматриваются статут царя и порядок мобилизации жителей в случае военной угрозы [2].
Как указывает Ядин, в этих установлениях имеются явные отзвуки конкретных исторических событий времен создания документа — в период правления хасмонейской династии.
Война сынов света против сынов тьмы.
Свиток "Войны" (евр. Milhama) был найден в 1947 г. в первой кумранской пещере.
Еврейский язык свитка "Войны" почти чистый библейский (с учетом принятых у кумранитов особенностей чтения и орфографии библейских текстов). Небиблейские слова и тем более корни слов в свитке единичны.
Формально свиток объединяет и развивает библейские пророчества о времени возвращения из "вавилонского плена" праведной части всех "колен" (племен) Израиля, за чем последует окончательное освобождение от иностранного ига, а затем всемирное возвышение Израиля и наступление "царства Божия" на земле.
Таким образом, ряд  текстов принадлежащих  Кумранской общине, позволили создать картину жизни общины, ее устав, идеологию, а так же религиозные воззрения.
Особое значение,  кумранские свитки имеют для библейской археологии.   
Как известно, окончательная кодификация и канонизация ветхозаветной части Библии произошла в VII—IX вв. н. э. и связана с деятельностью так называемых масоретов из Тивериады. Масореты, или хранители традиции (от слова «маасора» — «предание», «традиция»), провели большую филологическую и редакторскую работу над текстом Библии. На основе бывших в обращении рукописей со многими разночтениями, объявив священным и не подлежащим каким-либо дальнейшим изменениям; так был зафиксирован библейский текст, который в этом виде и сохранился до наших дней под названием масоретского текста  или textus receptus [2].
Во многих случаях греческий текст Септуагинты сильно расходится с масоретским и по характеру и по объему.
Септуагинта содержит перевод всех книг еврейского канона. Названия некоторых из них, а иногда и порядок глав (особенно у Иеремии), отличаются от еврейских; некоторые книги имеют дополнительные разделы (Эсфирь, Иеремия, Даниэль). В Септуагинту вошли также некоторые неканонические произведения (Юдифь, Товит, I и II кн. Маккавеев, кн. Премудрости Соломона, Бен-Сира, Книга Варуха, I кн. Ездры, III и IV книга Маккавеев, Оды, Псалмы Соломона). Они расположены в следующем порядке: закон, история, поэзия, пророчество [30].
В ряде мест он содержит иной порядок глав и стихов внутри глав. Так, греческий текст кн. Иеремии примерно на ⅛ короче масоретского, ряд глав расположен в другом прядке. Из гипотез, предложенных для объяснения причины этих расхождений, наиболее правдоподобной представляется та, что в основе греческого перевода ВЗ лежал иной, отличный от масоретского еврейский оригинал. До кумранских находок это оставалось только гипотезой. Библейские рукописи Кумрана подтвердили ее.
Одни из них принадлежат к архетипу того еврейского оригинала, который лег в основу греческой Септуагинты (4Q Exa; 4Q Sama b; 4Q Jerb), другие совпадают с самаритянским текстом Пятикнижия (4Q paleo Exm), третьи представляют смешанные и промежуточные типы.
Известное значение для истории библейского текста имеют также фрагменты филактериев и мезузот [2].
Большой интерес представляют собой цитаты из пророческих книг в кумранских комментариях — пешарим.
Таким образом, библейские рукописи из Кумрана доставили в распоряжение науки различные версии библейского текста — еврейского оригинала Септуагинты, протосамаритянской и самаритянской, протомасоретской и близкой к масоретской, а также промежуточных и варьирующих версий. Это открывает перспективу в изучении крайне сложной проблемы истории библейского текста, в реконструкции различных ветвей библейской традиции и их взаимоотношений.
Как полагает А. Мень [19], роль открытий в иудейской пустыне не ограничивается одной только сферой библеистики. Они действительно помогли проникнуть в мир идей и верований Палестины конца эпохи Второго Храма.
Таким образом, стоит выделить огромное  значение Кумранских литературных памятников не только для  археологической и исторической науки, но и для  таких наук как библейская археология, религиоведение, а так же для семитологии, получившей в результате археологических раскопок ценный материал для изучения процесса становления и развития  семитских языков.

0

12

2. Устав и организация Кумранской общины.

В связном виде история организации, как она излагается в самих текстах, выглядит следующим образом; через 390 лет после разрушения Первого Храма и падения Иудейского государства (586—587 гг. до н. э.) в результате нашествия Навуходоносора, царя Вавилонии, среди заблудших и деморализованных остатков еврейского народа, выделяется группа светских людей — "Израиль" в терминологии общины — и жрецов — "Аарон", которые стремятся обновить завет-союз с Богом. В течение 20 лет они пребывают в стадии становления, не могут "нащупать пути", т. е., по-видимому, составить определенной программы и плана действий. Тогда Бог, уверившись в искренности их покаяния, посылает им Праведного наставника. С помощью библейских текстов, взятых главным образом из книг пророков и Пятикнижия, выясняется, что праведный наставник увел своих последователей в "страну Дамаска", где они вступают в "Новый Завет", т. е. заключают новый союз с Богом [23].
Старый Завет был дан древним избранникам, которые перечислены на страницах II — III текста рукописи А. Таковы Ной, Авраам, Исаак, Иаков и Моисей. Старый Завет был нарушен и продолжает нарушаться массой народа, несмотря на Тору - Пятикнижие, дарованную народу через посредство Моисея, не раз упоминаемого в книгах Кумрана. Мы узнаем также, что члены Нового Союза подвергались гонениям и находились в опасности из-за преследований со стороны лица (или лиц), называемого "Человек глумления" или "Человек лжи", "Лжец". Особенно интенсивный период преследования со стороны "людей войны" длился 40 лет т. е. в течение одного поколения, согласно обычной библейской хронологии. Уже обосновавшись в Дамаске, группа испытала отпадение учительной части своих членов.
О  жизни общины в пустыне известно из «Устава», найденного в первой пещере Кумрана. В основу этого документа положена Книга Второзакония, которая предписывала ежегодно совершать обряд возобновления Завета.
В первой части документа рассказывается история общины "Нового Союза", далее сообщаются основы учения Союза и краткий обзор истории еврейского народа начиная от сыновей Ноя и вплоть до времени составления рукописи.
Во второй части документа содержатся подробные правила общежития членов Союза в различных местах их поселений [1].
В числе многих самоназваний общины особенно обращают на себя внимание следующие: "община бедных", "простецы" (или "малые"), "Новый Союз" (или "Новый Завет"), "сыны света", "община истины", "община избранников бога" и др. Самоназвание "община бедных" свидетельствует об отрицательном отношении к богатству и богатым.
Праведник — это тот, кто буквально и неукоснительно выполняет все ветхозаветные ритуалы и правила «яхада». В этом смысле и сам Наставник именовался Учителем Праведности (а не «справедливости», как ошибочно переводили этот титул прежде).
«Устав» гласит, что члены конгрегации должны «любить всех сынов света, каждого сообразно его жребию в Совете Божием, и ненавидеть всех сынов тьмы, каждого по его прегрешениям». Между истинным «народом Божиим», т. е. ессеями, и царством дьявола-Велиара устанавливалась «вечная вражда».
В «Уставе» излагаются цель общины, порядок приема новых членов и их испытание, основы дуалистического учения общины, правила, регулирующие социальные отношения и внутреннюю жизнь общины, наказания за различные проступки и т. д.
Основными признаками социальной организации общины, отраженной в Уставе, являлись общность имущества, обязательный совместный труд и коллективный быт. Так, мы читаем в Уставе общины, "все те, кто добровольно изъявляет готовность придерживаться истины Бога, должны принести в общину Бога все свое знание, всю свою силу (т. е. труд) и все свое имущество" (1QSI, 11-12). Из общности имущества и обязательности совместного труда закономерно вытекали также совместные трапезы ("…вместе будут питаться, вместе совещаться"-1QSVI, 2-3). Условия отбора и приема новых членов были весьма строгими. Каждый вновь вступающий подвергался проверке (внутреннее совершенство и преданность основам учения общины), затем проходил двухлетний испытательный срок, во время которого его имущество еще "не смешивалось" с имуществом общины.
Лишь после неоднократной и всесторонней проверки новичков они решением общего собрания зачислялись в полноправные члены общины, их имущество "смешивалось", т. е. поступало в распоряжение общины, а сами они начинали принимать активное участие в общинной жизни.
Уставом предусматривается строгая субординация во всех вопросах труда и имущества: "Пусть младший слушается старшего относительно труда, и казны" (1 QS VI,  Должностное лицо, ведающее трудом членов общины, названо в тексте "надзирателем над работой" полноправных членов общины (1QS VI, 20).
Как сообщает А.Донини «во главе каждого десятка стоит священник, есть один управляющий, «меваккер» (слово, которое можно перевести на греческий язык как «епископ», «надзиратель»)» [7, 37].
  О семейной жизни в кумранском Уставе никаких указаний нет. Возможно, что кумранская община была общиной монашеского типа, хотя на прилежащем к центральному строению кладбище, насчитывающем около 1200 погребений, из которых пока раскопано только 50, обнаружено несколько скелетов женщин и девочек. В других документах брак признается основой творения, и регламентируется брачный возраст.
Готовясь к приближению царства Божия, кумраниты культивировали чистоту — нравственную, телесную и ритуальную. О ней должна была напоминать и белая одежда «избранников», и постоянные омовения. Однако отвращение к порокам общества выродилось у членов «яхада» в крайнюю нетерпимость и отталкивающую сектантскую гордыню. Допускали в «яхад» сначала только мужчин. Брак отвергался ввиду близости последних времен. Слепые, хромые и вообще лица, имевшие телесные недостатки, не признавались полноправными членами секты [19].
В Дамасском документе мы читаем: "люди глупые, безрассудные, бестолковые, сумасшедшие, слепые, калеки, хромые, глухие, несовершеннолетние, - никто из них не вступит в общину, ибо ангелы святые находятся в ней" [20]. Это правило было настолько строгим, что даже в финальной апокалипсической битве добра и зла, данному  запрету отводится особое место; так,  в свитке «Война Сынов Света против Сынов Тьмы», мы читаем: «А всякий хромой, или слепой, или плохо ходящий, или человек с вечным пороком во плоти своей, или человек, пораженный нечистотой плоти своей, все эти да не ходят с ними на войну»[24].
Строгое следование  Ветхозаветным законам, отчетливо просматривается из религиозных текстов общины; так «Дамасский документ» предписывает строгое соблюдение субботы: «  Пусть нянчащий не носит ребенка, входя и выходя, в субботу.
Пусть никто не обижает своего раба и свою рабыню, и своего наемника в субботу, пусть никто не помогает отёлу скотины в день субботы. И если она упадет в ров или яму, пусть не вытаскивает ее в субботу. Пусть никто не отдыхает в субботу в месте, близком к иноземцам. Пусть никто не занимается мирскими делами в субботу ради имущества и прибыли в субботу» [22].
По авторитетному мнению известного кумрановеда  К.Б. Старковой, влияние Второзакония прослеживается в правовых, богослужебных и обрядовых положениях общины. Особенно важен обряд благословения "Сынов Света" и проклятий "Сынам Тьмы", врагам и отступникам от "Нового Завета" [4].
Обряд описан в начале "Устава". Он приурочивался, как видно из текста, к ежегодному торжеству подведения итогов жизни членов общины (1Q S I, 16—II, 25). О регулярности обряда говорит 1Q S II, 19: "Так пусть делают ежегодно, во все дни владычества Велиала". Предположительно обряд совершался в "День Очищения". Прототипом его несомненно является обряд проклятий и благословений на горах Гебал и Гаризим, исполняемый жрецами, левитами и всем народом (Deut XXVII—XXIX). Истинный смысл описываемой Второзаконием церемонии не разъяснен окончательно], но как во Второзаконии, так и в "Уставе" она должна утвердить особый союз с Богом и особое внимание к связанным с этим обязательствам.
Правовые нормы общины, таким образом, естественно опираются на одно из основных требований Второзакония: «И правота  будет у нас, если будем блюсти и выполнять всю эту заповедь перед Йахве, нашим Богом, как он заповедал нам».
Строгое подчинение регламенту фактически было добровольным, оно зависело от "сознательности" каждого организации, поскольку ее руководство намеренно отдалялось от светской и религиозной власти иудейского общества и стояло в оппозиции к правительству.

0

13

2.1. Религиозная доктрина Кумранской общины.

О религиозных представлениях кумранитов, мы узнаем из многих открытых археологами рукописей, одна из них подробно освещает религиозную доктрину кумранитов -  это  Кумранская рукопись 1QS – «Устав кумранской общины».
Согласно этому документу, Бог сотворил человека для властвования миром и положил ему два духа, чтобы руководиться ими до срока Его взыскания. Это духи Правды и Кривды. В чертоге Света — родословие Правды, и из источника Тьмы — родословие Кривды [25]. Князь Света имеет власть над всеми Сынами праведности, в руке же ангела Тьмы, вся власть над Сынами Кривды, от ангела  Тьмы исходит  заблуждение, все грехи, в его власти все преступные деяния.
В мире кумранитов царит божественное предопределение; «Устав» сообщает, что не человеку принадлежит его путь т человек не (сам) направит свои шаги, но у Бога правосудие, и от Его руки — совершенство пути.
Таким образом, мир кумранитов делится на два противоборствующих лагеря Сынов Света и Сынов Тьмы, так как именно Бог « поставил их мерой в меру до последнего срока  и дал вечную вражду между их разделениями. Отвращение к Правде —(таковы) дела Кривды, и отвращение к Кривде — (таковы) все пути Правды [25: 16-17].
Предопределенное  Богом разделение между Правдой или Кривдой, сонмы Сынов Света и Тьмы наследуют в своих поколениях, которое положено на все сроки вечности.
Апогеем этой войны будет последняя эсхатологическая битва, в результате которой,  ярость Бога мщений падет на головы Сынов Тьмы, которые должны быть истреблены без остатка и спасения с «позорной гибелью в огне преисподней» [25: 12-13].
Суть  апокалиптической битвы изложена в свитке «Война Сынов Света против Сынов Тьмы».   
Относительно ярко выраженного дуализма борьбы Света с Тьмой в свитке справедливо отмечалась возможность влияний зороастризма, с которым евреи познакомились за время "вавилонского плена". Однако следует сразу отметить, что для кумранитов (в отличие от зороастрийцев) этот дуализм ни в коей мере не распространяется на самую "высшую сферу". Всеединому и всемогущему Богу (его имя Йахве в свитке всегда опускается даже в библейских цитатах) ничто не может противостоять. Чтобы войти в будущее "царство Божие", человек должен доказать не только свою личную праведность, но и свое мужество и стойкость в борьбе за всеобщую Правду, как ее понимали кумраниты [22].
По свидетельству К.Б. Старковой, авторы кумранских сочинений воспринимали Второзаконие как единое целое и как книгу законоучения, открытого самим Богом Моисею, который должен передать все открытое ему современникам и будущим поколениям [4].
О значении Второзакония в жизни кумранской общины говорит количество найденных в пещерах списков, представляющих не менее 20 экземпляров книги. Опубликованные к настоящему времени фрагменты невелики по объему и не содержат значительных расхождений с масоретским текстом.
Учение кумранской общины относительно Завета развивается в том направлении, что сохранение его со всем еврейским народом уже невозможно: причиной является расхождение между требованиями хасидейского благочестия и нормами, которыми руководится масса еврейского населения эллинизирующейся Палестины и других стран.
Именно по этой причине мы и находим резкое обличение иудейского общества со стороны кумранитов изложенные в Дамасском документе: «… также оскверняли дух своих святынь и с бранной речью раскрывали рот против законов Божьего Завета, говоря "не установлены", и мерзость они говорят о них. "Все они разжигают огонь и воспламеняют искры". "Тенета  паука — их тенета, яйца аспидов — их яйца" . Близкий к ним  не оправдается, многократно будет виноват, разве если был принуждаем (к таким делам). Ибо {если} еще прежде Бог  взыскал их дела, и гнев Его запылал за их поступки. "Ибо это — народ неразумный. Они — племя, губящее советы"[23] .
При заключении Нового Завета требования жизни в эллинизированном обществе должны были уступить нормам, связывающим члена иудейской общины непосредственно с Богом. Мысль о том, что источником сознания и действий человека является Бог, развиваемая в "Благодарственных Гимнах", уже высказана в "Деяниях Светил": "Ты спас нас от того, чтобы грешить Тебе" "и чтобы вразумить нас относительно свидетельств".
В то же время эта черта мировоззрения связана с этическим учением Второзакония, согласно которому Закон (Torah) является благодеянием Йахве, даром Израилю, требующим в ответ полного повиновения законам, что является заслугой вступивших в Завет.
Для "истинного Израиля", каким осознают себя члены кумранской общины, обязательно осуждение прошлого нарушения Завета и возвращение к "Торе Моисея", восстанавливающее этот Завет на новой основе. В этом случае, несмотря на бездну, отделяющую человека от Бога, абсолютное могущество одного и бесконечное ничтожество другого, человек вправе опираться на божественное могущество и на разум, которые делают его "избранником" и все его начинания ставят на твердую основу. Эта мысль красной нитью проходит через все писания Кумрана [4].  Характерно, что все эти источники — гимны и молитвы.
Коль скоро союз с Богом требует неуклонного  исполнения его воли, выраженной в проповеди Моисея и разъясненной в словах "рабов его пророков"  то, чтобы правильно выполнять ее соблюдением законов, необходимо особое их понимание.
Последний завет, заключенный сразу по занятии Ханаана, включает условие добровольности. Однако в конгломерате вставок и дополнений к Второзаконию выделяется выбор самого Йахве, он сам обязывает народ к подчинению назначенным им законам и правилам. В свою очередь, принцип добровольного выбора между злом и добром, между светом и тьмой является движущим принципом создания кумранской общины. Несмотря на предопределенную закономерность в развитии мира в целом и в судьбе отдельного человека, последний тем не менее воплощает в себе активное начало свободно, по собственной воле, выбирая между добром и злом. В результате выбора человек вступает в ряды обновленного Израиля. "Новый Завет" определяет его отношение к Богу, к своим союзникам, ко всему остальному человечеству. Как показывает "Астрологический документ" (4Q Crypt), этот выбор может быть затруднен или облегчен природными (т. е., согласно кумранской теологии, исконно-предопределенными) данными каждого индивидуума, поскольку в них сказывается пропорциональное соучастие сил добра и зла в разных вариациях. Тем не менее каждый выбирает себе путь и тем самым определяет судьбу в этом мире и в его потустороннем продолжении. Неудивительно поэтому, что, с точки зрения членов секты, каждый на них принадлежит к избранникам, от которых зависят самые судьбы Мира, поскольку торжество добра и правды уже определено божественным замыслом. Эта роль активного начала в человеке принадлежит к интереснейшим сторонам кумранского учения [4] .
Таким образом, некоторые особенности религиозной практики кумранской общины свидетельствуют о начавшемся разрыве с Иерусалимским храмовым культом и постепенном отходе от традиционного иудейства. Члены общины считали иерусалимское храмовое жречество "нечестивым", а иерусалимский храм – оскверненным этими жрецами. Отказываясь в силу этого от традиционных жертвоприношений животных в храме, кумранская община искала "заменителей" в виде добрых дел и чувств. Практический отказ от храмовых жертвоприношений и поиски их заменителей обусловили эволюцию взглядов общины на эту всеобщую для древности основу религиозной практики. Эта эволюция нашла свое выражение не только в Уставе, в котором отчетливо выступает приоритет "духа святыни", "справедливости и совершенства пути" перед "жертвами всесожжения" и "жертвами жиром" (1QSIX, 3-5), но и в другом произведении общины, именуемом "Флорилегиум". В этом произведении провозглашается создание "храма человеческого" (4 Q Florilegium I, 6), в котором "воскурения" перед богом будут приноситься в виде добрых дел. Мысль о том, что добрые дела важнее жертв, уже раньше высказывалась в пророческой литературе, однако кумранская община впервые отказалась от жертвоприношений.
О разрыве с официальным культом свидетельствуют новый характер ритуальных омовений, особый обряд захоронения, собственные молитвы и гимны и, наконец, резкие выпады против нечестивых стяжателей – иерусалимских священников.
Однако несмотря на подобный разрыв, Донини замечает что «общинники скурпулезно воспроизводят все табу древнего закона Моисеева»[7].
Наиболее интересной особенностью кумранской общины, является обряд ритуальных омовений, который сопровождается предварительным раскаянием и очищением души.
Иными словами, ритуальные омовения, по мнению идеологов общины, оказываются действенными лишь в том случае, если ритуалу предшествуют покаяние и внутреннее очищение. Так, если ритуальные омовения новичка не предваряются полным раскаянием, то "пусть он не вступает в воду, чтобы (затем) прикоснуться к чистоте людей святости, ибо они (т. е. новички) не очистятся (водой), если не отвратятся от зла" (1QS V, 13-14).
В том же Уставе говорится, что пренебрегающий установлениями общины "не удостоится прощения и не очистится водой очищения, не освятится морями и реками и не очистится всей водой омовения, нечист, нечист будет во все дни, пока отвергает законы бога… ибо духом совета божьей правды искупаются пути человека" (III, 4-6). Отсюда видно, что сами по себе ритуальные омовения имеют меньшее значение, чем праведность, душевная чистота и верность основам учения.

0

14

2.2. Учение об Учителе Праведности.

Согласно первой части Дамасского документа, в котором  рассказывается история общины "Нового Союза", - «члены его бродили как слепые, пока не появился "учитель праведности", чтобы указать им правильный путь»  [1].
Своей главной целью, Учитель считал возвещение скорого пришествия Мессии. Он верил, что Бог "открыл ему все тайны словес рабов Своих - пророков", и искал в Библии признаки, указывающие на близость мессианской эры.
В опубликованных до сих пор документах об учителе говорится весьма немного. Учитель избран Богом для передачи через него истинного учения и тайн "конца времен", оставшихся неизвестными даже пророкам, причем и истинное учение и тайны стали ведомы Учителю непосредственно из уст Бога (1Qp Hab II, 1-4). Учитель и его сторонники подвергались преследованиям со стороны главного антагониста учителя – "нечестивого жреца".
В кумранских Гимнах, которые обычно приписывают Учителю, он  сам выступает в качестве пророка:
«Я Учитель мудрости, я познал Тебя, Боже мой, Духом, который Ты вложил в меня... И Ты сделал из меня как бы отца для сынов милости, Как бы питателя для людей предзнаменования».
От людей, вступавших в общину, требовалось доверие к пророческой харизме Учителя. При этом он не объявлял себя ни чудотворцем, ни Мессией. Напротив, ему были свойственны чувство покаяния и сознание своей немощи:
А я - создание из праха, Что я такое?
Глина, смешанная с водой... Ты призвал меня по милости Твоей И дал мне прощение ради полноты благодати Твоей.
После смерти Учителя,  произошла, как это обычно бывает в новых религиозных течениях, мифологизация его образа. Ему придавались особые черты: в кумранских рукописях, например, говорится, что учитель знал истину «непосредственно из уст бога»  [9,52] .
Кумраниты ставили основателя своей общины выше ветхозаветных пророков, поскольку он (учитель) мог истолковывать все тайны, содержащиеся у пророков (одним из специфических жанров кумранской литературы были комментарии к древним пророчествам, которые кумраниты истолковывали в духе своего учения и как указания на современные им события). Преданность заветам «учителя праведности» должна спасти его сторонников во время последнего суда.
В кумранских текстах, Учитель праведности очень часто упоминается в эсхатологическом контексте, и даже наделяется мессианскими функциями. Поэтому в литературе довольно распространено мнение, что в общине существовала тенденция мессианизации Учителя праведности. Многие идут дальше и говорят, что кумраниты почитали Учителя именно как Помазанника, который должен воскреснуть и занять мессианский престол. Одним из первых такую точку зрения высказал французский исследователь А. Дюпон-Соммер. Из отечественных исследователей необходимо выделить И.Р. Тантлевского, который говорит не только о посмертной мессианизации Учителя праведности, но и о прижизненной [17].
Рассмотрим основные отрывки, которые говорят в пользу первого мнения. Прежде всего, обращает на себя внимание фраза из Дамасского документа: "Пока не встанет Учитель праведности в конце дней". Дамасский документ написан после смерти Учителя, а поэтому совершенно ясно, что здесь имеется в виду воскресение Учителя в дни Суда. Эта идея, бесспорно, несет эсхатологический смысл, но не является исключительно направленной на Учителя праведности, ибо кумраниты верили во всеобщее воскресение. Об учении о воскресении у ессеев говорит также Иосиф Флавий [17].
В виду того, что вокруг кумранской проблемы существует острая полемика выраженная в попытке отождествить Христа с кумранским Учителем, либо представить Христа как мифологизированный образ Учителя правдености, стоит обратить внимание на споры вокруг предполагаеимй казни Учителя кумранской общины.   
Как свидетельствует Амусин: «Никаких конкретных сведений о характере мучений, которым подвергался учитель, и об обстоятельствах его смерти в известных пока документах нет» , однако А. Донини, выдвигает версию распятия  Учителя на кресте.
Так, защищая версию Учителя  как прообраза Христа, он,   в своей работе «У истоков христианства»  сообщает следующее:
Их «учитель праведности», может быть казненный на кресте праведник, и был прообразом Христа [1].
Отдельные ученые считают, что "учитель праведности" - не обозначение какого-либо конкретного лица, а термин, которым назывался руководитель или вождь общины... Бэрроуз... считает, что учитель... был основателем или выдающимся деятелем секты... А.П. Каждан высказал предположение, что учитель - легендарный, мифологический образ, впоследствии заимствованный ранними христианами... Проф. А. Донини считает, что "учитель" - реальный, но оставшийся безымянным деятель, который возглавил ессейское движение в период 134-76 гг. до н.э... справедливый вывод делает И. Амусин [20].. "Бесспорным можно считать, - продолжает он, - что в образе "кумранского учителя", жившего по меньшей мере столетием раньше евангельского Христа, имеются некоторые сходные с Ним черты, но также очень существенные отличия.
Таким образом, бесчисленные попытки отождествить Учителя с кем-либо из известных исторических лиц оказались пока тщетными.
Необходимо отметить, что Учитель Праведности кумранских свитков является первым историческим лицом, с которым в иудаистской традиции с такой убежденностью стали связывать грядущего Избавителя (Мессию).

0

15

2.3. Эсхатологические элементы религиозной доктрины Кумранской общины.

«Устав Войны» — одно из наиболее своеобразных произведений кумранской общины, не имеющее аналогии ни в иудейской, ни в христианской литературе.  Полное наименование этого свитка, условно данное ему его первоиздателем Сукеником, — «Война сынов света против сынов тьмы». В самом этом названии, заимствованном из текста свитка, отражена основополагающая черта кумранской идеологии — дуализм. В свою очередь, концепция дуализма и предопределения обусловила идеи избранничества благодатью и индивидуального спасения.
Основная особенность «Устава Войны» заключается в том, что в нем причудливо сочетаются мифологические, апокалиптические и эсхатологические представления о последней решающей схватке сил света и добра с силами тьмы и зла, но  так же  и реалистическое изображение деталей войны и военного дела [2].
В основе этого произведения лежит дуалистическое учение общины о делении мира на «сынов света» (с которыми члены кумранской общины отождествляли самих себя) и «сынов тьмы» и о неотвратимости решительной борьбы между ними. Борьба эта мыслится в космическом плане с участием в ней не только людей, но и духов добра и зла, ангелов и сатаны. И хотя исход этой борьбы в конечном итоге предрешен в пользу «царства света», тем не менее к этой войне, по мысли кумранитов, следует тщательно готовиться. Готовиться не только путем духовного самоусовершенствования, но и в чисто военном, практическом плане. Устав Войны посвящен тщательной и во всех деталях продуманной подготовке к предстоящей решающей борьбе. Но он содержит также детальное описание хода и перипетий предстоящей войны.
В соответствии с библейским рассказом о сорокалетнем странствии израильтян в пустыне борьба «сынов света» должна также длиться сорок лет. Из этих сорока лет пять будут «субботними», т. е. отдыхом и передышкой. Из остальных тридцати пяти лет шесть лет отводятся на войну с главным внешним врагом — «киттиями», а двадцать девять лет — на борьбу со всеми остальными народами, представляющими силы тьмы. В ходе борьбы три раза одерживают победу «сыны света», три раза — «сыны тьмы», и лишь седьмое, решительное сражение завершается окончательной победой над «сынами тьмы».
Войско Сынов Света будет состоять из 28 тысяч пехотинцев и 6 тысяч всадников, поддерживаемых несметным сонмом ангельских сил.
Текст «Устава» прямо обращен против Сынов Тьмы и против войска Велиала: «  против полчища Эдома и Моава и сынов Аммона,  и войска Филистеи, и против полчищ киттиев Ашшура, и (кто) с ними в помощь бесчестящим Завет» [24].
Среди упомянутых в свитке языческих народов — врагов "сынов Света" главными являются киттии. Буквальное значение слова для этого периода приблизительно соответствует нашему "западноевропейцы". Ряд библейских пророчеств предсказывает их вторжение в Азию; в позднейшем из них (кн. Даниила) под "киттиями" принято понимать римлян.  Исследователи предполагают что и в данном случае, "киттии" могут быть только римлянами [24].
То же значение слова твердо установлено для кумранских комментариев на Аввакума и Наума; упоминается оно и в комментарии на Исайю.
Таким образом, вековечная борьба между  двумя царствами должна завершиться "в конце дней" сокрушительным поражением лагеря Тьмы и победой "Сынов Света".
Целью вступления в общину, кумраниты  считали отделение от сынов тьмы, от людей зла и кривды, от царства Велиала, и создание в пустыне скрытого от постороннего взора, сугубо замкнутого религиозного и трудового коллектива, который будет деятельно готовить себя к "последним дням" и решительным сражениям с лагерем Тьмы.
С этим тесно связано учение о предопределении, согласно которому все происходящее в мире предопределено заранее, в том числе и отнесение людей к тому или иному лагерю. Отсюда вытекает и концепция избранничества: кумраниты, как и ранние христиане, называли себя "избранниками бога", а свою общину "общиной его (т. е. бога) избранников. Таким образом, наиболее яркое выражение эсхатологическое учение кумранитов, т. е. учение о "последних днях", "времени очищения" и "переплавки", нашло в своеобразном и крайне любопытном произведении – свитке Войны, в котором, как было показано выше, апокалипсические видения будущих сражений, носящих порой космический характер, причудливо переплетаются с крайне реалистическим их изображением.

0

16


3. Влияние ессеев на Кумранскую общину.

Среди многочисленных сект, существовавших в Иудее в I в. до н. э. – I в. н. э., особой известностью пользуются общественно-религиозные течения, или "партии": фарисеев, саддукеев, ессеев и наиболее радикальные и для своего времени революционные течения зелотов  и сикариев, возглавивших непримиримую войну с Римом. В специальной кумрановедческой литература были сделаны попытки отождествить кумранскую общину c каждой из названных выше группировок. Однако постепенно накапливающийся материал позволяет критически отнестись ко многим из этих попыток.
По утверждению Амусина, отождествлению кумранитов с фарисеями и саддукежми противоречит не только глубокое отличие их социальных и религиозных учений, но и прямые указания кумранских документов. Из опубликованных в 1961 г. и 1962 гг. новых отрывков Кумранского комментария на книгу Нахума видно, что кумраниты резко противопоставляли себя как фарисеям, так и саддукеям [1].
Согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую структуру с кумранской общиной.
В виду этого, существует острая полемика вокруг проблемы отождествить ессеев с наиболее радикальной  сектой которая либо положила основание кумранской общине, либо сыграла главенствующую роль в ее основных доктринальных положениях.
Так, доктор исторических наук, сотрудник института археологии и института востоковедения АН СССР, И.Д. Амусин, как почти все кумрановеды, отождествляет кумранскую общину с ессеями, на страницах своей работы «Находки у мертвого моря»  сообщает: «В настоящее время имеется много оснований предполагать, что кумранская община была ветвью движения секты ессеев, сведения о которых сохранились в трудах античных писателей II в. н. э.: иудейского философа Филона Александрийского, римского ученой Плиния Старшего и иудейского историка Иосифа Флавия» [1].
Подобного же мнения придерживается доктор исторических наук  И.С. Свенцицкая.
В своей фундаментальной  работе «Раннее христианство. Страницы истории», И.С. Свенцицкая, указывает на то, что среди религиозных течений и сект, «была одна, учение которой имеет непосредственное  отношение к христианству», эту секта ессеев.
По Свенцицкой  «Члены этой религиозной общины, существовавшей во II в. до н. э. – I в. н. э., удалились в пустыню и создали замкнутую религиозную организацию. Они исповедовали иудаизм, но считали, что жречество осквернило Иерусалимский храм нечестием, исказило божественное учение. Именно поэтому кумраниты порвали отношения с храмом и стали называть себя «Новым союзом» (или «Новым заветом»), поскольку старый союз с богом, старый завет, был, по мнению кумранитов, нарушен сторонниками ортодоксального иудаизма» [10,49].
Противником данных трактовок выступает  крупный специалист в области истории религии, проф. А. Донини.
В данной работе, автор будет придерживаться линии советской историографии представленной выводами вышеуказанных авторов (И.Д. Амусин, И.С. Свенцицкая). 
Итак, Ессеи, или кумраниты, — одна из иудейских сект, получившая начало в первой четверти II в. до н.
Первоначальные сведения о них находятся у Филона, Иосифа Флавия и Плиния Старшего.
Рассеянные в Иудее, они жили сначала в городах и деревнях, под именем ассидеев, и, как думают новейшие учёные, составляли ту национальную партию в еврействе, которая боролась с другой, более могущественной партией — эллинистов. Затем, по Филону, почувствовав отвращение к испорченным нравам городов, а по мнению новейших исследователей, потеряв надежду на успех в борьбе за национальные начала еврейской жизни, ессеи удалились на северо-запад от Мёртвого моря и, составив там обособленные колонии, избегали встречи с остальными соплеменниками даже в Иерусалимском храме, образовали из себя строго замкнутый орден, жили безбрачно, но принимали и воспитывали в своих понятиях чужих детей; принимали в своё сообщество и других — после трёхлетнего испытания [28].
Сведения о ессеях содержатся в работах древних историков: Плиния Старшего, Иосифа Флавия, Филона Александрийского, известия о движении ессеев, сохранившиеся в патристической литературе (т. е. в произведениях отцов церкви), в большинстве своем почерпнуты из вторых рук и касаются главным образом идеологических воззрений ессеев, особенно в связи с вопросом о близости или отдаленности ессеев от христианского вероучения.
Несмотря на вероятные черты идеализации и нивелировки образа жизни различных общин, в целом, рассказ Филона Александрийского дает весьма конкретное представление об образе жизни ессеев. Эти сами по себе чрезвычайно интересные сведения являются в то же время ценным материалом для сличения с данными кумранских рукописей. Так, например, сообщая о приеме новых членов, Филон называет их "добровольцами", что полностью совпадает с принятым в кумранских рукописях обозначением новичков — mitnaddebim (т. е. добровольно предающие себя общине). Для внутренней организации и быта ессеев, согласно Филону, характерны также возрастное деление членов общины, отказ от брака — ''''единственное, что может в большой мере разрушать их общность", строгое соблюдение субботнего отдыха, предписываемое воздержание от клятв, обязательное совместное изучение священных книг.
Особый интерес представляет свидетельство Филона об отказе ессеев от жертвоприношений. По словам Филона, ессеи "больше других почитают Бога, и не тем, что приносят Ему в жертву животных, а тем. что стремятся иметь благочестивый образ мыслей". Все эти моменты, характерны и для кумранской общины в той мере, в какой это нашло отражение в Уставе и Дамасском документе.
В своей автобиографии ("Vita") Флавий сообщает, что в молодости он один год провел среди ессеев и был даже послушником у пустынника-ессея Банна. Поэтому свидетельства Флавия имеют значение рассказа очевидца [21].
Учёные сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для принятия христианства и что между первыми массами последователей библейского персонажа Иисуса было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы [28].
Флавий дает более подробную, чем Филон, картину внутренней организации и быта ессейских общин. Ессейские общины отличались замкнутостью и скрытностью. Они строго придерживались правила никому не открывать тайны своей организации и учения, "даже если бы пришлось умереть за это под пыткой". Вступление в общину обусловлено определенным распорядком и обрядом, длящимся три года. После первого года испытаний прозелит допускается к ритуальному омовению, а через три года — к общим трапезам и становится полноправным членом общины. Испытание завершается рядом любопытных клятв, которые дают вновь вступающие в общину.
Внутренняя повседневная жизнь ессеев строго и скрупулезно регламентирована и состоит в чередовании обязательных трудовых занятий, совместных трапез и выполнения общественных и религиозных обязанностей. С восхода солнца и до 11 часов утра все члены общины занимаются производительным трудом, добывая средства к существованию. Перед началам труда все произносят молитву, обращаясь к восходящему солнцу. После перерыва в работе следует трапеза, перед которой обязательно ритуальное омовение и смена одежды, и лишь после этого члены общины допускаются, "словно в святилище", в столовую, к общей трапезе. Флавий отмечает, что в столовую допускаются только лица, принадлежащие к секте [21].
Религиозная идеология ессеев в изложении Флавия характеризуется отказом от жертвоприношений, верой в божественное предопределение, в бессмертие души после телесной смерти и загробное её существование в аду или раю, строгим выполнением всех пищевых предписаний и законов субботы. Особое внимание уделяет Флавий учению о бессмертии души как важнейшей составной части мировоззрения ессеев. При этом Флавий искусственно пытается связать основы мировоззрения ессеев с пифагорейством и вообще с эллинской философией, однако очевидно, что источники его следует искать в иудаизме и у родственной им группы фарисеев.
Ессеи отводили большое место правилам о чистом и нечистом, об осквернении и субботе. Ессеи верили, что им предстоит принять участие в мировой битве, которую будут вести ангелы с язычниками и иудеями, не принявшими доктрин секты. Ни о каком миссионерском призвании при таких взглядах не могло быть и речи, более того, доктрина жесткого предопределения в их трактовке и дуализм, заложенный в антропологии, автоматически распространяется и на теологические идеи, делая Бога источником света-добра и тьмы-зла одновременно. Филон впрочем, сформулировал основу теологической концепции ессеев следующим образом: "Божественное является причиной всех благ и ни одного из зол", но говоря о кумранской общине, как ветви ессейства нельзя игнорировать далеко идущие последствия их учения о дуализме духов в человеке, возникшем вследствие даяния человеку двух форм духа от Бога.
Особый интерес представляет Ессейский символ веры. Ежегодно люди Кумрана и других поселков собирались для общего покаяния и подтверждения верности Завету. "Наставник" читал вслух изложение доктрины. Оно включено в Устав, и в нем нетрудно узнать круг идей, которыми жили авторы апокалиптических книг: Еноха, Юбилеев и других. Одна из характерных особенностей кумранской литературы - косвенное влияние иранского дуализма. "Символ веры" ессеев начинается следующими словами: "От Бога всезнающего все сущее и бывшее... Он сотворил человека для владычества над миром и положил ему два духа, чтобы руководиться ими до назначенного Им срока. Это духи Правды и Кривды. В чертоге света - родословие Правды, а из источников тьмы - родословие Кривды"[21].
Учение ессеев говорило о "тленности" тела и всего материального. Человеческие души - бессмертны имеют преджизненное существование. Они, воплощаясь, соединяются с телами, как с темницами. После смерти тел очищенные души попадают в "мягкий эфир", для дурных душ уготована "мрачная бездна".
Ессеи верили в предопределение. Знания философии, логики и физики ессеи подчиняли бытию Бога.
По словам Иосифа Флавия, Моисея, ессеи ставили непосредственно после Бога (почему особенно строго чтили субботу) и хулу на него наказывали смертью [28] .
Как сообщает И. С. Свенцицкая, существовало несколько  направлений ессейских общин.
Не все ессейские общины, в том числе и близкие к кумранской, были столь же изолированы. Среди рукописей, обнаруженных в Кумране, имеется так называемый Дамасский документ, судя по которому условия жизни других сектантов ессейского толка отличались от условий жизни кумранской общины. Члены секты, чья организация отражена в Дамасском документе, не обобществляли свое имущество, у них было индивидуальное хозяйство, а у некоторых и рабы (в Дамасском документе сказано: «Пусть никто не принуждает раба своего, и рабыню свою, и наемника своего работать в субботу»). Но наряду с различиями между двумя группами были и черты сходства: сектанты Дамасского документа тоже выступали против фарисеев, их община также называлась «Новым союзом»; в учении, как и в учении кумранитов, прослеживается дуализм. Членам общины предписывалось не продавать ничего «из своего тока и из своей давильни» иноплеменникам. Как и у кумранитов, у членов этой общины был испытательный срок для желающих вступить в нее, своя система наказаний (в частности, запрещение вести какие бы то ни было хозяйственные дела с человеком, временно удаленным или совсем исключенным из общины за провинность).
По мнению И. Д. Амусина, устав кумранской общины и Дамасский документ отражают различные сосуществовавшие локальные группы, отличавшиеся по своим организационным принципам, но близкие друг к другу по идеологии. Кумранская община была сообществом отшельников, пытавшихся осуществить своего рода идеал; Дамасский документ отражает организацию людей, живущих в обычных условиях [10,53-54 ].
Как сообщает видный исследователь в области библейской археологии Дж. Райт,  эта группа (ессеи) являла собой своеобразное эсхатологическое сообщество, имевшее особую дисциплину и цель, заключавшуюся в подготовке к последним временам, когда Мессией будет установлено Царство Божие.
Они возродили давнюю израильскую концепцию "священной войны", представленную, главным образом, во Второзаконии, и организовали своеобразную "армию спасения", отличающуюся жесткой дисциплиной и организацией.
Подобно новозаветному сообществу, они, вероятно, избирали из своей среды двенадцать лидеров, число которых, возможно, должно было символизировать число колен Израилевых [14].
Существуют предположения, что ессеи принимали активное участие в антиримском восстании 66 г. н.э.. Именно доктрина священной войны, проповедуемая ессеями, на которую так же указывает Дж. Райт, дает повод предполагать некоторым исследователям, что ессеи своей доктриной так же положили начала движению хасидизма. В начале I века по Р.Х. Кумран был заселен ессеями, которые жили в нем вплоть до войны с Римом (66-70 годы), в которой они приняли активное участие.
Когда легионы Веспасиана пришли в Иудею, монастырь был уже пуст. Уходя, ессеи спрятали свою библиотеку в пещерах, где она и сохранилась до наших дней.
Дальнейшие следы секты теряются. Часть ее членов, по-видимому, погибла во время войны, а другая часть поселилась на окраинах городов и селений, а впоследствии влилась в христианскую Церковь.
Однако, в вопросе о происхождении ессеев, так же нет окончательного решения; так по мнению Неандера, ессейское учение заимствовано от халдеев, со времени плена вавилонского. По мнению Деллингера, в основе ессеизма лежат больше греческие, пифагорейские идеи, чем собственно иудейские. Эвальд, Грец и Иост считают ессеизм учением чисто иудейского происхождения, различно объясняя его отношение к фарисейству и саддукейству. Находят также генетическое отношение ессеев с египетскими терапевтами, расходясь (Гфрёрер и Газе) в вопросе о том, которое из этих учений предшествовало другому [28].
Итак, выделяя  аспекты влияние ессеев на организацию, устав и религиозные представления кумранской общины, можно выделить следующие общие моменты  как и  ессеев, эсхатология кумранитов  ведет свое происхождение от священнической традиции. Ессеи  как и кумраниты отторгали от своего мессианского пиршества всех, кто был нечист или убог физически или духовно, Ессеи отводили большое место правилам о чистом и нечистом, об осквернении и субботе. Социальный строй общин ессейского типа характеризует последовательно проведенная идея общности: общность имущества, обязательный совместный труд, совместная касса, куда вносятся также заработки от работы по найму на стороне, совместное питание, общие запасы одежды. Хозяйственными и денежными вопросами ведают должностные лица, избираемые голосованием.
По содержанию, идейному направлению и по отношению к внешнему миру, новооткрытые памятники, по мнению большинства исследователей, примыкают к литературе ессеев или прямо представляют эту группу внутри иудйества [3,3]. 
Согласно Дамасскому документу, условия жизни сектантов ессейского типа отличались от условий жизни кумранской общины.  Члены секты, чья организация отражена в Дамасском документе, не обобществляли свое имущество, у них было индивидуальное хозяйство, а у некоторых и рабы. Но наряду с различиями между двумя группами были и черты сходства: сектанты Дамасского документа тоже выступали против фарисеев, их община также называлась «Новым союзом»; в учении, как и в учении кумранитов, прослеживается дуализм. Членам общины предписывалось не продавать ничего «из своего тока и из своей давильни» иноплеменникам. Как и у кумранитов, у членов этой общины был испытательный срок для желающих вступить в нее, своя система наказаний (в частности, запрещение вести какие бы то ни было хозяйственные дела с человеком, временно удаленным или совсем исключенным из общины за провинность).
По мнению И. Д. Амусина, устав кумранской общины и Дамасский документ отражают различные сосуществовавшие локальные группы, отличавшиеся по своим организационным принципам, но близкие друг к другу по идеологии.
   Таким образом, согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую, догматическую и идеологическую  структуру с кумранской общиной, вследствие чего, можно говорить о влиянии ессейства на кумранскую общину.

0

17

ВЫВОД
Итак, археологические раскопки 1947 — 1956 гг. в районах Вади Кумран, Вади Мурабба'ат и Вади эн-Нар на берегу Мертвого моря дали импульс к развитию нового раздела науки — кумранологии.
Учеными-археологами, были раскопаны поселения сектантов в местности  Хирбет-Кумран.  Жители  поселений составляли религиозную общину.  Члены  ее  удалились  от  мира  в  Иудейскую пустыню. Они не признавали власти и авторитета иудейских первосвященников  и называли свою общину Новым союзом - новым союзом с  Богом,  поскольку  в  их представлениях старый союз, закрепленный в  Библии,  был  нарушен  иудейским жречеством и вообще сторонниками ортодоксального иудаизма.
Всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском языках.  Это остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг.
Кумранские рукописи условно можно разделить на две большие группы: 1) рукописи библейских книг и 2) небиблейские литературные и религиозные памятники.
Начавшееся во всем мире интенсивное изучение кумранских рукописей вылилось в неиссякаемый поток исследований-книг и статей и, как свидетельствует Амусин, на момент выхода его книги,  «их количество превысило  пять тысяч».
Помимо переводов кумранских текстов, существует ряд отдельных научных статей и монографий, опубликованных как отдельными произведениями, так и в периодических научных изданиях и журналах.
Исследования в области кумрановедения, актуальны не только для библейской археологии, но так же для ряда религиоведческих  и исторических дисциплин.
Археологические раскопки рукописей Мертвого моря, позволяют восстановить ранее неизвестные факты существования Кумранской общины, проследить идейное и религиозное влияние положений  кумранитов не только на иудаизм, но и на идеи  раннего христианства [16].
Раскопки Хирбет-Кумрана и находящихся неподалеку от него развалин строения Айн-Фешхи происходившие с 1958 по 1961 г., дали огромный материал для изучения жизни и организации Кумранской общины.   В результате археологических изысканий, обнаружен целый комплекс строений. Археологически устанавливаемая история строений дает прекрасную основу для определения хронологических рамок обитания здесь общины, создавшей кумранские рукописи. Жизнь общины, поселившейся в пустынной местности на северо-западном побережье Мертвого моря, протекала между двумя крупными народно-освободительными движениями – от Маккавейской войны 164-141 гг. до н. э. против Селевкидов до Иудейской войны, или антиримского восстания, 66-73 гг. н. э. [1].
Материалы раскопок дают также представление о хозяйственных занятиях обитателей этих строений. Изучение остатков зданий и сооружений говорит об общественном их характере. Это был центр совместного труда и потребления при общей кассе.
Установить точную датировку возникновения ессейской Кумранской общины и ее существования на том месте, где сейчас находятся развалины Хирбет-Кумрана, возможно по данным палеографии. Ценность для археологов в этом вопросе представляют фрагменты керамики, найденные в пещерах и на местности Хирбет-Кумран, а так же рукописи, которые  представляли собой библиотеку [18].
Известный кумрановед  И.Д. Амусин, рукописи Кумранской общины, условно  подразделяет на три группы: 1) ветхозаветные тексты (библейские рукописи) как на языке оригинала, так и переводы их на арамейский и греческий языки; 2) апокрифические сочинения; 3) ранее, за исключением Дамасского документа, неизвестные произведения, созданные преимущественно в кумранской или близкой к ней среде  [2].
«Устав» является одним из важнейших документов, который дает наиболее полное представление о внутренней структуре, социальном строе и идеологии кумранской общины; к сожалению, он не содержит конкретных сведений об истории общины. В столбцах III—IV раскрываются основы дуалистического учения общины, учения о двух противостоящих друг другу и борющихся «царствах»: царстве света, добра и праведности и царстве тьмы, зла и нечестия [2].
В столбцах V—IX говорится о правилах, регулирующих внутреннюю жизнь общины; в частности, приводится дисциплинарный Устав с предусмотренными в нем наказаниями за проступки и нарушения правил общины.
Среди известных рукописей Кумранской общины можно выделить «Дамасский документ», текст «Двух колонок», «Свиток Гимнов», «Храмовый свиток», а так же «Свиток войны» ( «Война сынов Света против Сынов Тьмы»).
Таким образом, ряд  текстов принадлежащих  Кумранской общине, позволили создать картину жизни общины, ее устав, идеологию, а так же религиозные воззрения.
Особое значение,  кумранские свитки имеют для библейской археологии.   
Как известно, окончательная кодификация и канонизация ветхозаветной части Библии произошла в VII—IX вв. н. э. и связана с деятельностью так называемых масоретов из Тивериады. Масореты, или хранители традиции (от слова «маасора» — «предание», «традиция»), провели большую филологическую и редакторскую работу над текстом Библии. На основе бывших в обращении рукописей со многими разночтениями, объявив священным и не подлежащим каким-либо дальнейшим изменениям; так был зафиксирован библейский текст, который в этом виде и сохранился до наших дней под названием масоретского текста  или textus receptus [2].
Во многих случаях греческий текст Септуагинты сильно расходится с масоретским и по характеру и по объему. В ряде мест он содержит иной порядок глав и стихов внутри глав. Так, греческий текст кн. Иеремии примерно на ⅛ короче масоретского, ряд глав расположен в другом прядке. Из гипотез, предложенных для объяснения причины этих расхождений, наиболее правдоподобной представляется та, что в основе греческого перевода ВЗ лежал иной, отличный от масоретского еврейский оригинал. До кумранских находок это оставалось только гипотезой. Библейские рукописи Кумрана подтвердили ее.
Таким образом, библейские рукописи из Кумрана доставили в распоряжение науки различные версии библейского текста — еврейского оригинала Септуагинты, протосамаритянской и самаритянской, протомасоретской и близкой к масоретской, а также промежуточных и варьирующих версий. Это открывает перспективу в изучении крайне сложной проблемы истории библейского текста, в реконструкции различных ветвей библейской традиции и их взаимоотношений.
Как полагает А. Мень [19], роль открытий в иудейской пустыне не ограничивается одной только сферой библеистики. Они действительно помогли проникнуть в мир идей и верований Палестины конца эпохи Второго Храма.
Таким образом, стоит выделить огромное  значение Кумранских литературных памятников не только для  археологической и исторической науки, но и для  таких наук как библейская археология, религиоведение, а так же для семитологии, получившей в результате археологических раскопок ценный материал для изучения процесса становления и развития  семитских языков.
Расшифрованный тексты Кумранской общины, позволили воссоздать картину жизни общины, ее организацию и религиозные верования.   О  жизни общины в пустыне известно из «Устава», найденного в первой пещере Кумрана. В основу этого документа положена Книга Второзакония, которая предписывала ежегодно совершать обряд возобновления Завета. В первой части документа рассказывается история общины "Нового Союза", далее сообщаются основы учения Союза и краткий обзор истории еврейского народа начиная от сыновей Ноя и вплоть до времени составления рукописи.  Во второй части документа содержатся подробные правила общежития членов Союза в различных местах их поселений [1].
В числе многих самоназваний общины особенно обращают на себя внимание следующие: "община бедных", "простецы" (или "малые"), "Новый Союз" (или "Новый Завет"), "сыны света", "община истины", "община избранников бога" и др. Самоназвание "община бедных" свидетельствует об отрицательном отношении к богатству и богатым.
В «Уставе» излагаются цель общины, порядок приема новых членов и их испытание, основы дуалистического учения общины, правила, регулирующие социальные отношения и внутреннюю жизнь общины, наказания за различные проступки и т. д. Основными признаками социальной организации общины, отраженной в Уставе, являлись общность имущества, обязательный совместный труд и коллективный быт. Уставом предусматривается строгая субординация во всех вопросах труда и имущества.
По авторитетному мнению известного кумрановеда  К.Б. Старковой, влияние Второзакония прослеживается в правовых, богослужебных и обрядовых положениях общины. Особенно важен обряд благословения "Сынов Света" и проклятий "Сынам Тьмы", врагам и отступникам от "Нового Завета" [4].
Таким образом, правовые нормы общины,  опираются на одно из основных требований Второзакония. Строгое подчинение регламенту фактически было добровольным, оно зависело от "сознательности" каждого организации, поскольку ее руководство намеренно отдалялось от светской и религиозной власти иудейского общества и стояло в оппозиции к правительству.
О религиозных представлениях кумранитов, мы узнаем из многих открытых археологами рукописей, одна из них подробно освещает религиозную доктрину кумранитов -  это  Кумранская рукопись 1QS – «Устав кумранской общины».
Согласно этому документу, Бог сотворил человека для властвования миром и положил ему два духа, чтобы руководиться ими до срока Его взыскания. Это духи Правды и Кривды. В мире кумранитов царит божественное предопределение; «Устав» сообщает, что не человеку принадлежит его путь т человек не (сам) направит свои шаги, но у Бога правосудие, и от Его руки — совершенство пути.
Таким образом, мир кумранитов делится на два противоборствующих лагеря Сынов Света и Сынов Тьмы.
Учение кумранской общины относительно Завета развивается в том направлении, что сохранение его со всем еврейским народом уже невозможно: причиной является расхождение между требованиями хасидейского благочестия и нормами, которыми руководится масса еврейского населения эллинизирующейся Палестины и других стран. Именно по этой причине мы и находим резкое обличение иудейского общества со стороны кумранитов изложенные в Дамасском документе [22].
Для "истинного Израиля", каким осознают себя члены кумранской общины, обязательно осуждение прошлого нарушения Завета и возвращение к "Торе Моисея", восстанавливающее этот Завет на новой основе.
Таким образом, некоторые особенности религиозной практики кумранской общины свидетельствуют о начавшемся разрыве с Иерусалимским храмовым культом и постепенном отходе от традиционного иудейства.
О разрыве с официальным культом свидетельствуют новый характер ритуальных омовений, особый обряд захоронения, собственные молитвы и гимны и, наконец, резкие выпады против «нечестивых стяжателей» – иерусалимских священников.
Кумраниты ставили основателя своей общины выше ветхозаветных пророков, поскольку он (учитель) мог истолковывать все тайны, содержащиеся у пророков (одним из специфических жанров кумранской литературы были комментарии к древним пророчествам, которые кумраниты истолковывали в духе своего учения и как указания на современные им события). Преданность заветам «учителя праведности» должна спасти его сторонников во время последнего суда.
В кумранских текстах, Учитель праведности очень часто упоминается в эсхатологическом контексте, и даже наделяется мессианскими функциями.
Необходимо отметить, что Учитель Праведности кумранских свитков является первым историческим лицом, с которым в иудаистской традиции с такой убежденностью стали связывать грядущего Избавителя (Мессию).
Эсхатологические элементы религиозной доктрины Кумранской общины зафиксированы в «уставе Войны». «Устав Войны» — одно из наиболее своеобразных произведений кумранской общины, не имеющее аналогии ни в иудейской, ни в христианской литературе.  Основная особенность «Устава Войны» заключается в том, что в нем причудливо сочетаются мифологические, апокалиптические и эсхатологические представления о последней решающей схватке сил света и добра с силами тьмы и зла, но  так же  и реалистическое изображение деталей войны и военного дела [2].
В основе этого произведения лежит дуалистическое учение общины о делении мира на «сынов света» (с которыми члены кумранской общины отождествляли самих себя) и «сынов тьмы» и о неотвратимости решительной борьбы между ними. Борьба эта мыслится в космическом плане с участием в ней не только людей, но и духов добра и зла, ангелов и сатаны. Устав Войны посвящен тщательной и во всех деталях продуманной подготовке к предстоящей решающей борьбе. Но он содержит также детальное описание хода и перипетий предстоящей войны.
Целью вступления в общину, кумраниты  считали отделение от сынов тьмы, от людей зла и кривды, от царства Велиала, и создание в пустыне скрытого от постороннего взора, сугубо замкнутого религиозного и трудового коллектива, который будет деятельно готовить себя к "последним дням" и решительным сражениям с лагерем Тьмы.
Согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую структуру с кумранской общиной.
Так, доктор исторических наук, сотрудник института археологии и института востоковедения АН СССР, И.Д. Амусин, как почти все кумрановеды, отождествляет кумранскую общину с ессеями, на страницах своей работы «Находки у мертвого моря»  сообщает: «В настоящее время имеется много оснований предполагать, что кумранская община была ветвью движения секты ессеев, сведения о которых сохранились в трудах античных писателей II в. н. э.
Сведения о ессеях содержатся в работах древних историков: Плиния Старшего, Иосифа Флавия, Филона Александрийского, известия о движении ессеев, сохранившиеся в патристической литературе (т. е. в произведениях отцов церкви), в большинстве своем почерпнуты из вторых рук и касаются главным образом идеологических воззрений ессеев, особенно в связи с вопросом о близости или отдаленности ессеев от христианского вероучения.
Ессеи, как и кумраниты, отводили большое место правилам о чистом и нечистом, об осквернении и субботе. Ессеи верили, что им предстоит принять участие в мировой битве, которую будут вести ангелы с язычниками и иудеями, не принявшими доктрин секты. Как и у кумранитов, у членов этой общины был испытательный срок для желающих вступить в нее, своя система наказаний (в частности, запрещение вести какие бы то ни было хозяйственные дела с человеком, временно удаленным или совсем исключенным из общины за провинность).
выделяя  аспекты влияние ессеев на организацию, устав и религиозные представления кумранской общины, можно выделить следующие общие моменты  как и  ессеев, эсхатология кумранитов  ведет свое происхождение от священнической традиции. Ессеи  как и кумраниты отторгали от своего мессианского пиршества всех, кто был нечист или убог физически или духовно, Ессеи отводили большое место правилам о чистом и нечистом, об осквернении и субботе. Социальный строй общин ессейского типа характеризует последовательно проведенная идея общности: общность имущества, обязательный совместный труд, совместная касса, куда вносятся также заработки от работы по найму на стороне, совместное питание, общие запасы одежды. Хозяйственными и денежными вопросами ведают должностные лица, избираемые голосованием.
По содержанию, идейному направлению и по отношению к внешнему миру, новооткрытые памятники, по мнению большинства исследователей, примыкают к литературе ессеев или прямо представляют эту группу внутри иудйества [3,3]. 
Согласно Дамасскому документу, условия жизни сектантов ессейского типа отличались от условий жизни кумранской общины.  Члены секты, чья организация отражена в Дамасском документе, не обобществляли свое имущество, у них было индивидуальное хозяйство, а у некоторых и рабы. Но наряду с различиями между двумя группами были и черты сходства: сектанты Дамасского документа тоже выступали против фарисеев, их община также называлась «Новым союзом»; в учении, как и в учении кумранитов, прослеживается дуализм. Членам общины предписывалось не продавать ничего «из своего тока и из своей давильни» иноплеменникам. Как и у кумранитов, у членов этой общины был испытательный срок для желающих вступить в нее, своя система наказаний (в частности, запрещение вести какие бы то ни было хозяйственные дела с человеком, временно удаленным или совсем исключенным из общины за провинность).
По мнению И. Д. Амусина, устав кумранской общины и Дамасский документ отражают различные сосуществовавшие локальные группы, отличавшиеся по своим организационным принципам, но близкие друг к другу по идеологии.
   Таким образом, согласно историческим источникам, ессеи имеют довольно схожую обрядовую, догматическую и идеологическую  структуру с кумранской общиной, вследствие чего, можно говорить о влиянии ессейства на кумранскую общину.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Амусин  И. Д. «Находки у Мертвого Моря» .
                                                   http://lib.rus.ec/b/171339/read#t2     
2. И. Д. Амусин  «Кумранская община» М.,
    Главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1983.
            http://khazarzar.skeptik.net/books/amusin01.htm (4.07. 2010)

3. К.Б. Старкова. Палестинский сборник Вып. 24(87) Литературные памятники кумранской общины.  Изд. «Наука»  Ленинград 1973.
4.  К.Б. Старкова. «Влияние Второзакония на кумранскую литературу»
http://www.krotov.info/history/01/mertvoe/starkova.htm
5.  F.M. Cross. The Development of the Jewish Scripts // The Bible and the Ancient Near East. Еd. by G.E. Wright. New York, 1961. P.
6. И.Р. Тантлевский. История и идеология Кумранской общины. СПб., Центр «Петербургское Востоковедение», 1994.
7.  А. Донини «У истоков Христианства». М. Изд. Полит. Литературы. 1979.
8. А Донини. «Люди, Идолы и Боги».
http://www.donini.ru/page/ljudi-idoly-i-bogi
9.  Свенцицкая И.С. «Тайные писания первых христиан».
                                      М. Изд. Политической литературы 1980.
10. Свенцицкая И.С. «Раннее христианство страницы истории»
                                      М. Изд. Политической литературы 1980.
11. Владимиров А.   «Кумран и Христос».
                                                   http://vav.ru/books/kumran/                   (13. 12.09).
12. Али-заде Айдын. Кумранская литература, Библия и Коран.
      Институт Философии и Права АН Азербайджана
          http://www.ca-c.org/datarus/alizade.shtml
13. Айдын Ариф оглы Али-заде. Библия и Коран: сравнительный анализ.
(Мировоззренческий аспект). Баку, 2002
http://psylib.org.ua/books/aliza01/index.htm
14. Эрнест Дж. Райт.  Библейская Археология
                           http://lib.eparhia-saratov.ru/books/16r … y1/44.html
                                                                                                                    (13. 12.09).
15. Джордж Элдон Лэдд  «Теология Нового Завета».
http://www.otkrovenie.de/beta/xml/other … veta.xml/8
16. Влияние кумранских находок на отечественную историографию генезиса образа Христа // Гуманитарные исследования на пороге нового тысячелетия: Сб. научн. трудов молодых ученых АГУ
Под ред. А.А. Тишкина. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2001.
http://www.krotov.info/lib_sec/20_u/uso/lzev.htm
17. К проблеме образа Учителя праведности в контексте эсхатологических представлений кумранитов // Известия Алтайского государственного университета. Сер. История, филология, философия и педагогика. 2001. №4 (22).
http://www.krotov.info/lib_sec/20_u/uso/lzev.htm
18. Воробьева М.В. О мере праведности (пролегомены к истории Кумрана)
Материалы IV Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. Серия “Symposium”, выпуск 10. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001.
http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Iud … erPrav.php
19. А. Мень . Кумранская община и христианство.
http://www.alexandrmen.ru/books/mirbibl/kumran.html
20. Кумраниты (ессеи) и первохристианство. УПЦ. Одесская епархия.
     Свято-Троицкий Собор.
http://www.troitskiy-sobor.od.ua/12/101/ (4.07. 2010)
21. Ессеи - духовная субкультура межзаветного периода.
                                                   http://www.bibliotekar.ru/4essei.htm    (13. 12.09).
22. Война Сынов Света против сынов тьмы. (1Q М + [4Q Ма])
http://www.biblicalstudies.ru/Lib/Kumran/1QM.html
23. Дамасский документ.
http://www.biblicalstudies.ru/Lib/Kumran/CD.html
24. «Война Сынов Света против Сынов Тьмы».
http://www.biblicalstudies.ru/Lib/Kumran/1QM.html
25. Устав общины (Кумранская рукопись 1Q S) Перевод и статья К. Б. Старковой
http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/His … kumran.php

26. М. Элиаде. История веры и религиозных идей. Т. 2. От Гаутамы Будды до триумфа христианства.
http://psylib.org.ua/books/eliad03/index.htm

27. Библия.
28. Ессеи
                                               http://ru.wikipedia.org/wiki/Ессеи 
                                                                                                                     (14. 12.09).
29. Ессеи
                                                   http://nervana.net.ru/other/evangely.htm

                                                                                                                     (14. 12.09).
30. Септуагинта
http://ru.wikipedia.org/wiki/LXX

0

18

Некоторые замечания. (увы)
  По поводу последнего пункта плана "Влияние ессевв на кумранскую общину" , к сожалению, я не смог найти материал, который мог бы в полной мере раскрыть этот вопрос.
Поэтому данный пункт плана я считаю недоработанным и открытым, во всяком случае, для меня лично.
В литературе которую мне пришлось просмотреть ( список которой предоставлен в конце работы), нет (или я не выявил) четких разграничений между ессеями и кумранитами.
Указанные авторы размыто говорят о ессеях и кумранитах, а зачастую, эти два понятия либо путаются либо отождествляются.

Посему, как я и говорил выше, к выводам последнего пункта плана нужно относиться, скажем так, с сомнением.

0


Вы здесь » Наследие предков » "Христианство: историко-критический подход" » Кумранская община. Ессеи